Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

До чего Путин страну довёл

Фермер Олег Сирота в эфире радиостанции «Говорит Москва» сообщил, что в России из-за большого количества строящихся ферм скоро будет переизбыток молока.

«У нас такие темпы производства молока, что не только в России коров не хватает, но и в Европе цены полезли вверх на коровомолочные, сырные, потому что русские покупают всё. У нас маленьких ферм за 5 лет было построено 4 тысячи, государство выдало на них гранты. Строится огромное количество аграрных предприятий по многим регионам России. У нас реально пошло увеличение по молоку. Через 5 лет у нас будет перепроизводство молока, как сейчас у нас перепроизводство курицы. Мы не будем знать, куда его деть. Соответственно, будет дешевле молоко, будет дешевле и сыр».



Collapse )

На Севере мы хорошо устроились

На Севере мы хорошо устроились. У нас там месторождения начинают осваиваться разные. СПГ-заводы строятся один за одним, прям за Полярным кругом. Военные базы и ПВО с С-400. Теплицы под под свежие овощи. Идёт строительство инфраструктуры для единственной в мире плавучей АЭС.

Недавно Росатомфлот и Звезда подписали контракт на строительство самого мощного ледокола в истории - 120 МВт (в 2 раза больше, чем у самых крутых советских), ледовая проходимость - 4,3 м, чтобы по Северному морскому пути можно было круглый год ходить. Скоро вот и беспилотные КАМАЗы будут туда-сюда гонять. Это только начало. Бензоколонка пошла вразнос.

Наши цитаты

Снежок ты знаешь? Здесь он - редко, выпадет - и стаял. А у нас повалит - свету, бывало, не видать, дня на три! Все завалит. На улицах - сугробы, все бело. На крышах, на заборах, на фонарях - вот сколько снегу! С крыш свисает. Висит - и рухнет мягко, как мука. Ну, за ворот засыплет. Дворники сгребают в кучи, свозят. А не сгребай - увязнешь. Тихо у нас зимой и глухо. Несутся санки, а не слышно. Только в мороз визжат полозья. Зато весной услышишь первые колеса... - вот радость!..



Collapse )

Дон Сысой или Русские в Калифорнии

Гадаете – какого корня я?
Тобольский сам, а звать – Сысой.
Знать, не забыла, Калифорния,
Как я пришёл к тебе босой!

В байдаре с кожаной заплатою
Я плыл с Аляски напрямик.
Сломал весло, гребу лопатою,
А вместо паруса – совик.

Байдару прижимало к берегу.
В буруне било между скал.
Сколь ни проведывал Америку –
Такого страху не знавал!

Промокли хлеб, табак и юкола,
Ремень приходится глодать.
Весь почернел и стал как пугало.
Родная не признает мать.

Возился долго я с посудиной,
Но днище снова протекло.
Как вдруг со стороны полуденной
Пришло желанное тепло.

Запел я, стал грести проворнее,
На берег вышел – еле жив.
Boкpyг сияет Калифорния,
Кипит серебряный залив.

Увидел я орлов парение
И пар, встающий от дубрав,
Почуял благорастворение
Цветов и неизвестных трав.

Вокруг легли долины чистые,
Лазурью светит небосвод.
И мнится: маки золотистые
Звенят у Золотых ворот.

Здесь – на утесе – быть селению!
Где зеленеет высота,
Прошла по моему счислению
Тридцать восьмая широта.

Не привыкать нам строить заново
Всё на любом конце земли!
Две шхуны с острова Баранова
По следу моему пришли.

На берегу – припасы ворохом,
А посредине – плуг с косой,
Единорог да бочки с порохом.
Трудись и не робей, Сысой!

А корабельный поп с иконою,
Седою гривой шевеля,
Везёт жену мою законную
Ко мне на шлюпке с корабля.

Не чаял встретиться с Феклушею.
Она кричит: «Ты жив, здоров!»
В руках у ней пирог с горбушею,
При пироге – орлёный штоф.

«Живя меж новыми народами,
Не позабыл ли ты меня?
Житейским делом, огородами
Займёмся с завтрашнего дня!»

Начал свои обзаведения,
Чтоб жить в довольстве и тепле.
«ЗЕМЛЯ РОССIЙСКАГО ВЛАДѢНIЯ» –
Пишу на мраморной скале.

Гишпанцы бродят за оградою,

Свою выказывают стать.
Но я их милостью не радую,
Им не даю озоровать.

От их пронырства и свирепости
Я в жизни нашей вижу риск.
Держу под выстрелами крепости
Деревню их Святой Франциск.

Индейцы плачутся болезные,
Гишпанцы им творят ущерб;
На всех – ошейники железные,
На каждом – королевский герб.

У нас в Сибири с душегубами
И то такого не творят!
И нас же выставляют грубыми,
О нас с усмешкой говорят.

К нам зависть затаив исконную,
Гишпанцы ластятся лисой,
Феклушу величают донною,
Меня все кличут – дон Сысой!

Прошли мы дебри, выси горные
И берега привольных рек.
А было русских в Калифорнии
Со мною двадцать человек...

Сергей Марков, 1965