charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Categories:

Обманутое поколение

1991 год одарил нас многочисленными событиями, 30-летие которых мы отмечаем в этом году. Помимо всего, что связано с лавинообразным распадом нашей Родины, в октябре этого года исполнится 30 лет трагической гибели певца, поэта и композитора Игоря Талькова – талантливого человека, оставившего нам в наследство целый ряд музыкальных шедевров. Наиболее известная его песня «Россия» заканчивается такими словами:

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала
Я тщетно силился понять,
как ты могла себя отдать
На растерзание вандалам?
О, генеральская тетрадь,
забытой правды возрожденье!
Как тяжело тебя читать
Обманутому поколенью…



Тальков писал о Российской Империи, трагически уничтоженной в результате событий 1917 года. Однако эти слова перекликаются с событиями года, который стал последним в его жизни – с распадом Советского Союза. Наша тысячелетняя Родина, историческая Россия, которая на протяжении нескольких десятилетий именовалась Советским Союзом, дважды на протяжении XX века проходила через коллапс и гибель. «Единый могучий Советский Союз», как и Российская Империя по выражению Василия Розанова, «слинял» в считанные дни.

Глядя в недавнее историческое прошлое, мы, подобно автору песни «Россия», недоумеваем: как такая великая держава, осуществившая в рекордно короткие сроки индустриализацию, победившая в самой страшной войне и избавившая мир от нацистской чумы, покорившая Арктику и первой в мире отправившая человека в Космос, отдала себя во власть новых «вандалов» конца XX века – демагогов и разрушителей?

Как получилось, что протестовать против развала страны, за сохранение которой ещё несколько месяцев назад на референдуме 17 марта 1991 года проголосовало абсолютное большинство, в декабре того же года вышла лишь малая горстка людей?

Нашему поколению точно так же тяжело перелистывать те трагические страницы, как и всем, кто сокрушается о трагической судьбе дореволюционной России. Трагедия нашего «обманутого» поколения в том, что большинство из нас приняло в уничтожении нашей страны самое непосредственное участие. Автору этих строк было 11 лет, когда Михаил Горбачёв пришёл к власти в стране, и 18 лет, когда он эту власть с позором потерял. Всё моё взросление и становление пришлось на период так называемой перестройки. Поколение моих сверстников с жадностью смотрело каждый выпуск программы «Взгляд» (когда никакие окрики родителей не могли оторвать нас от экранов, тем более что родители смотрели эту программу вместе с нами). Наши сердца требовали перемен вместе с Виктором Цоем и другими рок-музыкантами. Наиболее продвинутые из нас зачитывались модными журналами – «Юностью», «Огоньком», «Новым миром». Например, я прочитал «Архипелаг ГУЛАГ» раньше, чем мы в школе начали проходить «Поднятую целину» Шолохова.

Показательно, что сегодня даже такой лоялист, как экс-ведущий «Взгляда» Александр Любимов, и такой православный патриот, как лидер группы «Алиса» Константин Кинчев, вспоминают Советский Союз как «царство серости», а жизнь в СССР как непроглядную скуку и тоску. Понятно, что в отношении своей роли в развале великой у них нет ни капли сожаления и раскаяния. Журнал «Огонёк» и программа «Взгляд» были лишь шестерёнками огромного дробильного ковша, запущенного в целях демонтажа советского народа с того момента, когда Александр Яковлев (автор той самой погромной статьи «Против антиисторизма», шельмовавшей патриотов исторической России ещё в 1972 году), возвращённый из Канады, возглавил отдел пропаганды ЦК КПСС. На протяжении нескольких лет по всем телеканалам и радиоточкам, на страницах газет и журналов шла целенаправленная кампания по дискредитации советского строя и истории страны. Осуществлялась индоктринация страны идеологией, в основе которой была ненависть не столько к коммунизму, сколько к государству и его органам – управлению хозяйством («административно-командная система»), армии, КГБ, военно-промышленному комплексу, внешней политике страны.

«Так жить нельзя!» — лозунг, давший название документальному фильму Станислава Говорухин, стал главной идейной установкой большинства населения единой страны. Всех, кто хоть как-то пытался остановить этот чудовищный пресс, заклеймили как «реакционеров», «ретроградов» и даже «фашистов». Слова «консерватор» и даже «патриот» стали ругательными. Мы спокойно восприняли независимость союзных республик, включая даже мою родную Молдавию («хотят – пусть уходят к румынам, только пусть Приднестровье отпустят; впрочем, и этот коммунистический заповедник нам не жалко»). Отрезвление настало лишь тогда, когда Украина на референдуме проголосовала за независимость. Все теоретические конструкции о «Российском Союзе», включающем три славянские республики и север Казахстана, рухнули как карточный домик. Пляски на руинах разваливающейся страны неизбежно привели к тому, что между Москвой и Киевом пролегла государственная граница.

Горько вспоминать, но противников отделения Украины от России в те дни декабря 1991 года не нашлось в критическом количестве даже в Крыму и на Донбассе. Сегодня, спустя 30 лет после «великой геополитической катастрофы» (оценка, данная развалу СССР со стороны первого лица России) сколь угодно долго можно требовать суда над Горбачёвым и его подельниками, вступившими в период преклонной старости и уходящими из жизни один за другим. Гораздо правильнее было бы осмыслить другое – как вообще могло получиться, что такие люди, как Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе смогли дорваться до высших должностей в партийной иерархии Советского Союза?

Как получилось, что в России и в союзных республиках во главе партийных, хозяйственных органов, творческих союзов оказались откровенные мерзавцы и перевёртыши? Почему советская система не разглядела в этих самых доцентах кафедр научного коммунизма, в председателях колхозов, в писателях и музыкантах тех, кто завтра встанет в первых рядах разрушителей обласкавшей их страны? Впрочем, если проводить аналогии с 1917 годом, те же вопросы можно задать и о правящем классе «слинявшей за три дня» Российской Империи. Эти вопросы и задаёт – и отвечает на них – великий князь Александр Михайлович в наиболее известном фрагменте его «Воспоминаний»:

«Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий и придворных званий, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и др. общественных деятелей, живших щедротами Империи. Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян; полиция справилась бы с террористами. Но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую книгу российского дворянства, и оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах».

В развале страны виноваты все мы – всё советское общество, превратившееся в «набор глухих согласных» и привыкшее с открытым ртом, без тени критики, воспринимать всё, что говорит начальство по телевизору. Прививка от любых форм уличной демагогии будет действовать ещё долгие годы.

Источник: Русская Idea
Tags: СССР, интеллигенция, история, революции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments