charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Масленица!

https://t.me/rus_con/1275


Масленица въ самомъ разгарѣ. Не знаю, какъ вы, а я очень люблю Масленицу. Навѣрное, самый главный праздникъ конца зимы – начала весны. Часто мы слышимъ о томъ, что Масленица — праздникъ сугубо языческій, но переосмысленный христіанской культурой. Звучитъ будто бы убѣдительно, однако мало что общаго имѣетъ съ дѣйствительностью.

Дѣло въ томъ, что Масленица не упоминается въ культурѣ древнихъ славянъ, примѣнительно къ этому календарному періоду. Самъ терминъ появляется въ источникахъ XVI в. и касается послѣдней недѣли передъ Великимъ постомъ. Стоитъ отмѣтить, что дни Масленицы всегда увязываются съ православнымъ календаремъ и напрямую зависятъ отъ даты празднованія Пасхи. Пасха же является праздникомъ переходящимъ, а потому въ ​разные​ годы ​ея​ даты могутъ смѣщаться. Если вѣрить, что ​эти​ дни – проводы зимы, то странно, что зиму провожали въ разное время. Такое трактованіе Масленицы пришло въ совѣтское время; въ рамкахъ совѣтскаго ​миѳотворчества​, призваннаго замѣнить христіанскую основу.

«Что касается языческаго праздника, то нѣтъ никакихъ основаній, ни малѣйшихъ основаній утверждать, что это собственный языческій праздникъ, который существовалъ до принятія Русью христіанства и вообще какимъ-то образомъ въ язычество уходитъ. Естественно, что здѣсь ​есть​ нѣкоторое переосмысленіе того, что предлагаетъ церковь. Соотвѣтственно, начало поста, который въ традиціонной культурѣ понимается, прежде всего, какъ ​пищевые​ ограниченія, естественно, что передъ началомъ поста необходимо съѣсть какъ можно больше и какъ можно болѣе сытнаго, чтобы въ теченіе поста не голодать. Этотъ механизмъ, лежащій въ основѣ переосмысленія мясопустной недѣли, конечно, ничего общаго съ христіанствомъ не имѣетъ, но вмѣстѣ съ ​темъ​ продиктованъ онъ, разумѣется, съ христіанствомъ. Что касается болѣе древнихъ корней, ​которые​, вѣроятно, восходятъ къ какимъ-то раннимъ, дохристіанскимъ обрядамъ, то здѣсь можно только гадать, ничего опредѣленнаго нѣтъ. Пожалуй, главное, что говорится по поводу Масленицы и въ ​чёмъ​, собственно, понимается языческая суть масленичныхъ обрядовъ, это изготовленіе чучела и его сжиганіе. Но никогда это не понималось, какъ изготовленіе какого-то идола и въ дальнѣйшемъ его сожженіе». Такъ пишетъ А.б. Морозъ, докторъ филологическихъ наукъ.

Дополнительно хочется отмѣтить, что ​подобные​ праздники появились и существуютъ и въ другихъ культурахъ, сугубо христіанскихъ (въ томъ числѣ западныхъ), не имѣющихъ отношенія къ славянской языческой культурѣ: такъ въ Греціи отмѣчается Апокріесъ ("прекращеніе мяса"), что имѣетъ много общаго съ латинскими карнавалами ("облегченіемъ плоти") и русскимъ ​Мясопустомъ​.

Не всё ясно и съ названіемъ ​ея​. Словари, что дореволюціонные, что современные, даютъ въ качествѣ нормативнаго написаніе масленица. Однако же русскій языкъ устами великихъ русскихъ писателей не соглашается со словарями. У Болотова, Достоевскаго, Толстого, Лѣскова, Боборыкина, Шмелёва — сплошь и рядомъ масляница.

И блины, оказывается, не всегда были главнымъ блюдомъ! На Масленицу народъ пекъ пироги, пряники, ​медовыя​ ​хворосты​, ѣлъ много и разнообразно.

«Блины не составляли принадлежность Масленицы, какъ теперь. ​Символомъ​ Масленицы были пироги съ сыромъ и ​хворосты​ съ масломъ», писал Н.И. ​Костомаровъ​ въ книге "Очеркъ домашней жизни и нравовъ великорусскаго народа въ XVI и XVII столѣтіяхъ" (1862 г.), имѣя ввиду подъ сыромъ творогъ.

Основнымъ ​гуляніемъ​ было ​катанье​ съ горокъ. Нигдѣ въ источникахъ дореволюціонныхъ не упоминается сжиганіе чучела, какъ явленіе повсемѣстное. Блины же дѣйствительно употреблялись людьми въ ​эти​ дни, однако не имѣли какого бы то ни было пріоритета на праздничномъ столѣ. Блины ​ѣли​ на протяженіи всего года по множеству поводовъ: отъ рожденія до поминокъ.

Интересно, что далеко не вездѣ праздновали Масленицу на протяженіи всей недѣли. Такъ особо почитали послѣдніе три дня и, конечно, воскресеніе.

​Катанье​ проходило слѣдующимъ образомъ: двое мужчинъ садятся на санки лицомъ къ другъ другу, а на колѣни къ нимъ садится дѣвушка. Можно себѣ представить какая «мясорубка» получалась при паденіи съ санокъ, однако какъ обычно это бываетъ, подобное не останавливаетъ, а провоцируетъ ​радостныя​ эмоціи и ​веселье​.

Было еще одно ​катанье​ – «​катанье​ молодыхъ», ​которые​ повѣнчались въ мясоѣдъ. Это ​катанье​ справляется такъ: подбираютъ лошадку, молодого сажаютъ въ сани, ​этѣ​ сани окружаетъ куча молодыхъ дѣвицъ, ​которыя​ заигрываютъ съ молодымъ, молъ видно женка сбѣжала, ​коли​ онъ одинъ сидитъ. Самая бойкая садится въ сани къ молодому. Сама же молодуха стѣсняется идти къ мужу подъ аккомпанементъ шутокъ и смѣха, но ​всё​ же стыдливо подходитъ и проситъ усѣвшуюся бабу уступить ей мѣсто, на что та отвѣчаетъ отказомъ и не выходитъ изъ саней. Тогда же мужчины вступаются за молодую жену и выпроваживаютъ ретивую бабу изъ саней, и сажаютъ въ нихъ молодую. Всей толпой пытаются сдвинуть сани, но сани не могутъ сдвинуться съ мѣста (ихъ спеціально придерживаютъ). Разъ не получается, другой не получается. «​Што​-то, ​робята​, не ходко, нейдетъ!», кричатъ сзади передовымъ. Пытаются выяснить въ ​чёмъ​ же дѣло, однако ничто не мѣшаетъ ходу саней. Стало быть дѣло въ молодыхъ. Тогда Молодуха смекаетъ въ ​чёмъ​ дѣло и начинаетъ цѣловать мужа. «Пошло… о!... пошло, ​робята​!» Только сани вродѣ начали ходъ, какъ снова остановка. Молодая уже знаетъ въ ​чёмъ​ дѣло – начинаетъ цѣловать еще ​горячее​ своего мужа – сани снова пошли. Такъ катаютъ молодыхъ около получаса и въ концѣ останавливаютъ и кричатъ: «ура! хороша!» (о парѣ молодыхъ). ​Молодые​ благодарятъ мужичковъ – даютъ денегъ на водку, благодарятъ дѣвчатъ – деньгами на пряники.

А вотъ такъ справляли праздникъ въ Сибири. Пишетъ Щукинъ Н. С. въ книге "Народные увеселенія въ Иркутской губерніи" (1869 годъ).

«Масляница празднуется шумно и обжористо. Прежде въ городахъ, а теперь только въ деревняхъ крестьяне и крестьянки разъѣзжаютъ по улицамъ съ пѣснями и на пути заѣзжаютъ въ домы родныхъ и пріятелей. Ѣздятъ въ гости и по ближайшимъ деревнямъ. Это возможно потому, что у рѣдкаго крестьянина нѣтъ двухъ, трехъ, четырехъ лошадей. Гости при входѣ въ избу молятся Богу, здороваются съ хозяевами и садятся за столъ.

Хозяйка съ утра напекаетъ множество пироговъ съ рыбою, грибами, капустою, морковью, рублеными яицами, какими нибудь ягодами; ставитъ на столъ блины, оладьи, яичницу, дрочену изъ картофеля, кисель, жареную рыбу, тѣльное изъ рыбы, кипяченое молоко съ творогомъ, черемху, вареную въ суслѣ, и непремѣнную принадлежность Масляницы, хворосты, на поварскомъ языкѣ „сушъ“.

Блины въ Сибири не составляютъ принадлежности Масляницы; ихъ жарятъ по праздникамъ, и непремѣнно тоненькіе. Гречневые блины лишь недавно появились въ городахъ; въ деревняхъ ихъ не знаютъ. Хозяинъ беретъ изъ шкапа полуштофикъ съ сивухою и по одной рюмочкѣ подаетъ старикамъ. Водка бывала прежде не въ каждомъ домѣ, за то пиво у всѣхъ. Старики говаривали: „Мнѣ можно пить, у меня уже внучата работники!“ И въ силу этого разсужденія гуляли отъ Рождества до Масляницы. Но бѣда если какой нибудь молодой парень возмется за чарку! Теперь совсѣмъ иначе. Пиво подаютъ или въ жестяныхъ стаканахъ, или въ ендовѣ; она идетъ кругомъ, отъ одного къ другому, по пословицѣ: „душа мѣра“.

Гости не сидятъ долго. Встанутъ, помолятся, простятся съ хозяевами и ѣдутъ въ другой домъ, гдѣ опять ѣдятъ и пьютъ. Въ каждомъ домѣ непремѣнно кто нибудь да остается для пріема гостей. Надобно видѣть, сколько мужички съѣдаютъ на Масляницѣ, иначе нельзя повѣрить ихъ обжорству».


Вотъ такая она, наша Масленица.
Tags: Россия, великороссы, православие, русская кухня, традиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments