charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Category:

Колхоз имени Костюшко

4 февраля 1746 г. родился Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко. В 2016 году вся «прогрессивная общественность» Белоруссии отмечала знаковый юбилей - 270 лет со дня рождения «великого белоруса», который сначала помог американскому народу в борьбе за независимость, а затем, вернувшись на Бацькаўшчыну, поднял восстание против «московских оккупантов». Вероятно и 275-летие Костюшко не пройдет незамеченным. Ведь белорусский официоз называет Костюшко «национальным героем сразу четырёх стран — Беларуси, Польши, США и Литвы». Вот так вот — национальный герой четырёх стран. Ну это примерно как Ататюрк — национальный герой Армении, Греции, Турции и Азербайджана.



В связи с юбилеем группа неравнодушных граждан тогда в 2016-м обратилась в Мингорисполком и Министерство культуры Белоруссии с просьбой переименовать одну из улиц Минска в честь Тадеуша Костюшко, а также установить ему памятники в Минске, Бресте и Коссово. Был открыт сбор подписей в поддержку данной инициативы. В обращении к властям говорилось:

«На родине его [Костюшко] память не увековечена в должной мере — нет улицы в столице Беларуси, за независимость народа которой Костюшко воевал ещё в 1794 году, а также нет красивых и величественных скульптурных композиций с изображением Т. Костюшко, которые украсили бы города Беларуси».

И вот спустя два года, в мае 2018-го, на территории музея-усадьбы Костюшко возле города Коссово Брестской области состоялось торжественное открытие памятника. В мероприятии приняли участие официальные лица Белоруссии и представители посольства России. И всё это проходило под бело-красно-белыми знамёнами, которые сегодня Генпрокуратура РБ собирается признать экстримистскими.

Доказывать польскость Тадеуша Костюшко — весьма сомнительное занятие.

Это как доказывать то, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, а не стоит на трёх китах и черепахе. Если просто отмахнуться от свядомых чудиков, вещающих про китов и черепаху, они завопят: «Ну вот, москалям нечего ответить!» А если на полном серьёзе начать рассказывать им о научных трудах Коперника (этого поляка ещё не успели записать в белорусы), вопрос о вращении Земли перейдёт в разряд дискутируемых.

Но мы всё же пойдём по второму пути.

Целью восстания 1794 года, которым руководил Костюшко, было восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года, то есть включение в состав польского государства территории Белой и Малой Руси. О польском характере восстания свидетельствуют многочисленные исторические источники. Процитируем некоторые из них.

Из воззвания войску польскому и литовскому (24 марта 1794 года):

«Освободим Родину от рабства, вернём славу имени поляка, самостоятельность нации, заслужим благодарность Отечества и дорогую солдатскую славу!»

Из воззвания польскому духовенству (24 марта 1794 года):

«Враг Отчизны должен вернуть польские земли…» (к 1794 году Россия присоединила такие «исконно польские земли», как Витебск, Полоцк, Мстиславль, Минск, Слуцк, Полесье, Подолье и Волынь).

Из доверенности Т. Костюшко князю К. Сапеге на формирование вооруженного корпуса (17 апреля 1794 года):

«Даю сей ординанс его светлости пану Казимиру Сапеге с тем, чтобы тот во имя спасения отчизны старался воодушевлять и соединять в генеральный обывательский союз как коронных, так и литовских обывателей на оборону целости, вольности и независимости народа и чтобы формировал корпус как из обывателей, сельчан, так и военных, которые бы пожелали с ним соединиться. Смею надеяться, что преемник славных предков и защитников Польши не замедлит дельно служить Речи Посполитой».

24 марта 1794 года на краковском рынке Костюшко зачитал следующий текст присяги:

«Я, Тадеуш Костюшко, клянусь перед лицом Бога всему польскому народу, что данную мне власть буду использовать не на притеснение кого-либо, но только для защиты целостности границ, восстановления самостоятельности нации и укрепления всеобщей свободы. Да поможет мне Господь Бог и невинные страсти Сына Его».

Если бы пан Тадеуш узнал, что спустя два столетия его будут считать «великим белорусом», он бы наверняка подумал: «Что это русское быдло о себе возомнило?»

Дело в том, что Костюшко был убеждённым сторонником тотальной полонизации населения Западной Руси. Приведём выдержку из работы польского историка Януша Тазбира:

«В мае 1789 года он [Костюшко] писал в письме своему соседу (и послу трокскому на Четырёхлетний сейм) Михаилу Залевскому, что усмирение русинов невозможно без успокоения их фанатизма, это можно осуществить „верным и наимягчайшим способом", а именно „объединяя их праздники все с нашими, пусть один будет календарь, также надо сделать так, чтобы попы могли служить литургии по-польски…"

Далее в письме Костюшко отмечал: „Приучать их [русинов] надо к польскому языку, пусть по-польски все их службы будут. Со временем дух польский в них войдёт. За врага будут потом считать того, кто бы не знал языка народного. Начнут ненавидеть москаля, пруссака и австрияка так, как француз ненавидит англичанина"».

Для тех русинов (так польские паны называли предков белорусов и малорусов), которые не хотели становиться поляками, во время восстания 1794 года были изготовлены «виселицы для врагов народа» (это их официальное название).

В постановлении Гродненской порядковой комиссии говорилось: «…на рынке г. Гродно поставлена виселица с надписью на одной стороне — „Смерть изменникам Отечества", а на другой — „Страшись, изменник", признавая в том установленном орудии смерти честный и добрый способ мышления и любви к своему Отечеству во время настоящего восстания».

Кроме того, польские повстанцы проводили против неугодного населения Белоруссии карательные операции. Например, в Ошмянском повете некий шляхтич Городенский сразу же после победы восстания в Вильне организовал отряд, с которым отправился мстить своим соседям, отказавшимся примкнуть к мятежу. Пролив немало крови, Городенский бежал в Вильну.

Прославляя Костюшко как белорусского героя, «свядомыя беларусы» пытаются представить усмирителя польского мятежа Александра Васильевича Суворова в качестве «ворага беларушчыны».

Так, в 2015 году белорусская арт-группа «Партизан» установила на бюсте Суворова в Кобрине провокационную табличку с надписью (авторская орфография сохранена): «Я — русский оккупант! Я участвовал только в захватнических войнах. Я сжигал беларуские сёла, а их жителей обращал в своих рабов… Мои руки по локоть в крови ваших предков!»

Или вот ещё один антисуворовский перформанс в братской Белоруссии — граффити с карикатурным портретом Суворова в образе упыря и подписью: «Суворов — нелюдь и убийца наших предков!»

На самом деле предки белорусов в 1794 году поддержали как раз Суворова, а не Костюшко.

Приведём несколько красноречивых исторических свидетельств.

25 мая 1794 года русский генерал В.Х. Дерфельден писал графу Салтыкову о том, что наблюдает среди белорусских крестьян «приверженность более к нам, нежели к полякам». Бригадир Л.Л. Беннигсен доносил из Сморгони своему командованию о массовых выступлениях крестьян против восставших шляхтичей. По его словам, жители многих деревень, будучи уверенными, что «они останутся под защитою России», указывали те места, «где ружья и разная воинская амуниция в земле зарыта была, которую я и получил, как то: в пиках, саблях, ружьях, пистолетах, штыках немалое число».

Генерал-майор Б.Д. Кнорринг вспоминал: «По обнародовании универсалов моих крестьяне, которые уже вооружены были и остались в покое, напали на вооружителей своих и предводителей, и не могшие из оных спасаться бегством взяты были ими и нам доставлены». Как явствует из отчетов этого же генерала, повстанцы вынуждены были оставить окрестности Слонима не столько вследствие действий русских войск, сколько по причине полной враждебности со стороны местного населения.

Добавим также, что уроженцами Белоруссии было укомплектовано одно из самых прославленных соединений армии Суворова — Белорусский егерский корпус, состоявший из нескольких батальонов.

В последние годы в кампании по героизации Костюшко активное участие принимали официальные власти РБ.

В 2015 году на сайте Министерства обороны Белоруссии портрет пана Тадеуша был размещён в разделе «Наши герои». Когда об этом факте написали российские СМИ, указанный раздел был убран с сайта Минобороны. Однако пресс-секретарь белорусского военного ведомства поспешил сообщить, что раздел находится на доработке и Костюшко обязательно в нём останется (в итоге раздел так и не появился на сайте). При этом была представлена дивная аргументация:

«Я хочу напомнить, что Иосиф Виссарионович Сталин не побоялся дать имя Тадеуша Костюшко 1-й польской пехотной дивизии».

Аргументация в духе «мужики, вы что, не согласны с великим Сталиным?» использовалась и другими представителями белорусского официоза.

К примеру, бывший глава национально-культурной автономии «Белорусы России» Валерий Казаков, выступая по белорусскому ТВ, заявил: «Мне говорят [в России]: вот вы восхваляете Тадеуша Костюшко, который хотел восстановить Речь Посполитую… Тадеуш Костюшко боролся с царским режимом и являлся частью советской истории! У нас даже колхозы были названы в честь Костюшко!»

С белорусскими товарищами не поспоришь: действительно, именем Костюшко в советское время были названы и польская дивизия, и белорусские колхозы, и ещё много чего. Самостийный белорусский проект был реализован именно большевиками, а потому, ссылаясь на опыт СССР, сегодня можно оправдать почти любую антирусскую мифологию.

Чтобы далеко не ходить, возьмём для примера ещё одного польского мятежника, из которого самостийники сделали «великого белоруса», — Винцента Константы Калиновского.

В преддверии антирусского восстания 1863 года Калиновский писал: «…разве ж мы, децюки, сидеть будем? Мы, что живём на земле Польской, что едим хлеб польский, мы, поляки из веков вечных!»

При помощи советского агитпропа из автора этих строк был состряпан образ «белоруса Кастуся Калиновского», в честь которого была названа белорусская партизанская бригада времён Великой Отечественной войны, а также колхозы, школы, улицы по всей Белоруссии (в том числе улица в Минске).

Во время белорусского «майдана» 2006 года Октябрьская площадь в центре Минска была переименована демонстрантами в площадь Калиновского. У меня нет сомнений, что в будущем новые бело-красно-белые власти РБ таки назовут центральную площадь белорусской столицы в честь польского мятежника. А на возмущённые возгласы из Москвы ответят: «Да наши деды воевали в бригаде имени Калиновского! Да у нас колхозы в честь Кастуся называли! Вы что, против советской власти?!»

Раскручивание на Украине культа Степана Бандеры и показушная украинская «десоветизация» позволили российскому официозу называть постмайданные власти Незалежной «фашистами» (а не врагами русского народа). С Белоруссией такой фокус не пройдёт, поскольку почти все элементы белорусской националистической мифологии освящены советским руководством и лично товарищем Сталиным. Даже Янка Купала (белорусский аналог Тараса Шевченко) писал, что «беларускую дзяржаву збудаваў нам Сталін».

Белорусские коллаборационисты, конечно, пользуются популярностью в некоторых маргинальных кругах, однако знаковыми фигурами для сегодняшних белорусских националистов являются польские повстанцы — Тадеуш Костюшко и Винцент Калиновский, сражавшиеся против Российской Империи и канонизированные в качестве белорусских героев советской властью.

Всерьёз оппонировать белорусскому национализму можно лишь с русских позиций, основанных на дореволюционной традиции. В Российской Империи белорусы считались частью русского народа, а усмирители польских мятежей — А.В. Суворов и М.Н. Муравьёв-Виленский — были русскими национальными героями (кстати, если Суворова перед Войной коммунисты вынуждены были «реабилитировать», то Муравьёв-Виленский, подавивший восстание Калиновского, так и остался для советских людей «вешателем»).

Любопытно, что это понимают даже сами белорусские самостийники, которые всех сторонников национального единства велико-, мало- и белорусов называют «черносотенцами» и «белогвардейцами».

Белорусский национализм органично сочетается с ностальгией по СССР и прославлением Сталина.

Кроме того, в Белоруссии в 2000-х годах был открыт историко-культурный комплекс «Линия Сталина», где стоит памятник «вождю народов». При этом власти постсоветской республики дважды отказывали группе белорусской интеллигенции в восстановлении в Минске памятника императору Александру II. Комментарии излишни.

Источник: Украина.ру
Tags: Белая Русь, Россия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments