charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Category:

Как Галичина получила автономию

21 декабря 1867 года Франц-Иосиф I, император Австрии, король Венгрии, король Чехии, король Хорватии, король Галиции, великий князь Трансильвании и прочая, прочая, прочая подписал «Декабрьскую конституцию» дуалистической монархии, которая, в частности, предоставляла автономию королевству Галиции и Лодомерии, расположенной на территории современной Западной Украины. Как так получилось и к чему это привело?

После подавления при помощи российских войск революций 1848-1849 годов в Австрийской империи установилась реакция. Империя, сохранявшая до 1848 года частично федеративный характер, была преобразована в унитарное государство с абсолютной и ничем не ограниченной центральной властью, а либеральная Конституция 1849 года была отменена в 1851-м. Режим, установленный в империи, характеризовался повышенной степенью бюрократизации и администрированием непосредственно из Вены. Сложилась так называемая «баховская система» (по имени министра внутренних дел Александра Баха), ликвидировавшая региональную специфику и внутреннюю автономию регионов империи.



Это касалось в первую очередь Венгрии, однако эффект гиперцентрализации ощущался и в других частях монархии. Тем не менее были сохранены свобода распоряжения личной собственностью, равенство всех перед законом, а в 1853 году была проведена аграрная реформа, ликвидировавшая крепостное право. Однако система абсолютизма не смогла сплотить нации империи и обеспечить укрепление позиций государства на международной арене. Более того, в конце 1850-х годов Австрия оказалась в полной изоляции в Европе: австрийская интервенция в Дунайские княжества в период Крымской войны разрушила союз с Россией, а отказ от активного участия в войне оттолкнул от неё Францию. Отношения с Пруссией также разладились из-за австро-прусской конкуренции в Германской конфедерации.

В 1859 году разразилась австро-итало-французская война, обернувшаяся крахом австрийских вооружённых сил в битве при Сольферино, потерей Ломбардии и образованием сильного Итальянского королевства. Поражение в войне вызвало сильнейший внутренний кризис в Австрийской империи. Стали очевидными полная неспособность венских властей к активным действиям и отказ наций от поддержки имперской политики. Начались массовые антиправительственные выступления, особенно сильные в Венгрии.

Всё это вынудило императора пойти на уступки национальным движениям страны.

20 октября 1860 года был издан «Октябрьский диплом» — фактически новая Конституция империи, восстановившая автономию регионов и расширившая права региональных ландтагов, прежде всего венгерского государственного собрания, получившего даже право законодательной инициативы. Было также восстановлено традиционное административно-территориальное деление Венгрии, а венгерский язык был объявлен официальным на её территории. Тем не менее «Октябрьский диплом» не успокоил подданных Вены. В Венгрии продолжались волнения с требованиями восстановления во всей полноте конституции 1849 года, славянские части империи протестовали против предоставления особых прав венграм, а австрийские либералы опасались того, что в новом имперском Рейхсрате (парламенте) немцы окажутся в меньшинстве.

В результате 26 февраля 1861 года был опубликован «Февральский патент», изменявший октябрьскую конституцию в духе централизации: права региональных ландтагов были существенно сокращены, а полномочия имперского Рейхсрата, формируемого теперь не по национально-территориальному, а по сословному принципу, значительно расширены. Государственное собрание Венгрии отказалось утвердить «Февральский патент» и воздержалось от посылки своих представителей в имперский парламент. Была также принята «петиция Деака» императору с просьбой восстановления конституции 1849 года (Ференц Деак — один из лидеров венгерского национального движения, проводник политики «пассивного сопротивления» Вене).

Но император отверг петицию и 22 августа 1861 года распустил государственное собрание. В Венгрии был введён режим чрезвычайного положения (так называемый «провизориум Шмерлинга» — по фамилии премьер-министра Австрии), который вскоре был распространён и на другие регионы империи. В 1863 году имперский парламент покинули чешские и польские депутаты, что полностью парализовало его работу. Таким образом, попытки реформ провалились, что в 1865 году признал и сам император, окончательно отменив Конституцию 1860 года даже в версии «Февральского патента» и приостановив полномочия Рейхсрата.

Однако международные события середины 1860-х годов ускорили реформы государственного устройства Австрийской империи.

В 1866 году вспыхнула австро-прусская война, и вскоре австрийские войска были наголову разбиты в битве при Садовой. Поражение в войне означало исключение Австрийской империи из Германской конфедерации и начало процесса объединения Германии под эгидой Пруссии. Резкое ослабление в результате войны Австрийской империи при одновременном усилении угрозы со стороны России и росте панславянских симпатий внутри национальных движений славянских народов империи (прежде всего чехов) обеспокоили венгерских лидеров. Тактика «пассивного сопротивления» Венгрии уже не приносила результатов, а наоборот, лишала венгерскую элиту возможности участвовать в управлении страной.

В то же время усилились национальные движения других наций Австрийской империи: чехов, словаков, хорватов, румын и поляков, которые выступали с идеями преобразования государства в федерацию равноправных народов. Всё это привело к тому, что Деак и его сторонники радикально снизили объём своих требований на переговорах с венским правительством. 15 апреля 1865 года в газете Pesti Napló была опубликована знаменитая статья Деака, положившая начало переговорам о заключении Австро-венгерского соглашения. В результате этого соглашения Дунайская монархия стала не только дуалистической, а де-факто конфедеративной.

После почти двух лет переговоров, 15 марта 1867 года, условия компромисса между Австрией и Венгрией были согласованы. Законы, его оформившие, превратили унитарную и абсолютную монархию Габсбургов в дуалистическое конституционное государство — как в территориально-административном, так и в правовом отношениях. Империя была разделена на две части — австрийскую и венгерскую, каждая из которых получила полный суверенитет в отношении внутренних дел. Обе части получили собственный парламент, избираемое и независимое правительство, собственную систему государственной администрации, суда и юстиции.

В состав Венгерского королевства (Транслейтании) вошли, помимо Венгрии, территории Трансильвании, Словакии, Карпатской Руси, Воеводины (бывшей Военной границы, заселённой преимущественно сербскими переселенцами из завоёванных Турцией земель), Хорватии и Славонии, а также город Риека. Вся остальная территория империи образовала австрийскую часть монархии, Цислейтанию, или «земли и королевства, представленные в Рейхсрате». Речь шла, собственно, о Верхней и Нижней Австрии, Штирии, Каринтии, Тироле, Зальцбурге, Форарльберге, а также о Богемии, Моравии и Силезии (ныне Чехия), Триесте (ныне Италия), Истрии и Далмации (Хорватия), Крайне, Горице и Градишке (Словения).

Королевство Галиция и Лодомерия (Владимерия, то есть Волынь) и герцогство Буковина также входили в австрийскую часть монархии.

Австрийская и Венгерская части государства были связаны, во-первых, единым монархом, имеющим титул «император Австрии и король Венгрии». Короной Святого Стефана Франц Иосиф I был увенчан 8 июня 1867 года, а его властные полномочия и наследственные права были закреплены в «Прагматической санкции».

Во-вторых, монархию объединяли так называемые «общие дела»: внешняя политика, оборона и военные вопросы, финансовая и таможенная система. Для руководства этими функциями были созданы три общих министерства — иностранных дел, военно-морское и финансов, которые подчинялись непосредственно императору и не были ответственны перед правительствами и парламентами австрийской и венгерской частей государства.

Если правящая элита Венгрии и австрийские либералы приветствовали заключение австро-венгерского соглашения, то отношение других слоёв населения страны к компромиссу было достаточно негативным. В самой Венгрии широкое распространение получила точка зрения, что страна лишилась возможности самоопределения. Но наиболее негативную реакцию Австро-венгерское соглашение встретило у славянских народов империи. Так, с резкими протестами выступили хорваты, отказавшиеся прислать в Будапешт делегацию на коронацию Франца Иосифа I венгерским королём. Ещё более серьёзным было положение в чешских землях: лидеры чешского национального движения отказались признать соглашение, в Богемии и Моравии развернулись митинги и национальные собрания, требующие восстановления прав и привилегий земель чешской короны и предоставления Чехии таких же прав, какие получила Венгрия.

А вот поляки, составлявшие большинство населения Галичины, пошли путём не публичных протестов, а кулуарных компромиссов.

Во-первых, с 1859 года бывший наместник этого края граф Агенор Голуховский стал министром внутренних дел империи и старался всячески поддерживать соплеменников — как в Вене, так и на Галичине.

Во-вторых, ещё по «Февральскому патенту» 1861-го был утверждён статут Королевства Галиция и Лодомерия, в частности создан краевой сейм — в котором поляки получили более 2/3 мест. Уже на первой сессии Галицкого сейма в апреле 1861-го польский язык был утверждён единственным языком преподавания на всех светских факультетах Ягеллонского университета в Кракове, а исполнительным структурам было поручено подготовить проект закона о введении польского языка во всех школах края (реализовано в 1867-м).

Правда, в ответ Вена начала заигрывать с русинами — в 1862-м году в Восточной Галичине русинский язык в кирилличном варианте стал официальным — однако в целом поляки края были довольны имперской политикой. В письме депутатов Галицкого сейма в адрес императора от 10 декабря 1866 года было сказано: «При Тебе, Светлейший Государь, стоим и хотим стоять», и это не была просто форма вежливости. Поляки на полном серьёзе рассчитывали стать третьим имперским народом наряду с австрийцами и венграми.

После отмены «Февральского патента» в Австрии шла подготовка к внутренним преобразованиям в империи, и Австро-венгерское соглашение было лишь его частью — хотя и самой ключевой. 22 мая 1867 года Франц Иосиф I наконец созвал заседание Рейхсрата, который утвердил преобразование империи в дуалистическую монархию. Желая заручиться поддержкой парламента, правительство Фридриха фон Бейста одновременно внесло законопроекты, которыми вводилась ответственность министров перед законом (а не перед императором) и регламентировалось издания монархом «чрезвычайных постановлений» (указов, имеющих силу закона). Однако многие депутаты всё равно потребовали создания новой Конституции. 24 июля 1867-го конституционный комитет Палаты депутатов Рейхсрата принял решение не настаивать на выработке нового Основного закона, ограничившись модифицированием «Февральского патента» и дополнив его несколькими новыми законодательными нормами, при этом при выработке поправок рекомендовалось руководствоваться определениями Конституции от 4 марта 1849 года.

В результате 21 декабря 1867 года Рейхсрат принял 6 конституционных законов, которые принято называть «Декабрьской конституцией». Они действовали до распада Австро-Венгрии в 1918 году и превратили империю в асимметричную федерацию, где особые права были не только у Венгрии и Австрии, но и у входящих в состав последней территорий, которые де-факто стали автономиями. «Декабрьская конституция» — это государственные основные законы об общих правах граждан королевств и земель, представленных в Рейхсрате, о назначении Имперского Верховного суда, о полномочиях суда, об осуществлении власти и исполнительных полномочиях, изменения в Основной закон об имперском представительстве и Закон о предметах ведения, касающихся всех земель Австрийской монархии и принципах их регулирования. Последний законодательный акт получил известность как «закон о делегировании», подтвердивший разграничение полномочий между двумя частями империи и императором. В названии отражено действовавшее на момент принятия наименование государства, название «Австро-Венгрия» впервые было использовано 14 ноября 1868 года.

При этом польские источники отмечают, что 21 декабря 1867 года можно считать датой предоставления автономии Галичине весьма условно.

С одной стороны, ряд успехов в этом направлении был достигнут ранее, в первую очередь благодаря деятельности Галицкого сейма и Агенора Голуховского, которого называют «отцом автономии». С другой — наполнение этой автономии реальными полномочиями происходило на протяжении многих лет и даже десятилетий после 1867-го, и не всегда просто. Так, 24 сентября 1868 года Галицкий сейм направил в адрес императора резолюцию, в которой требовал значительного расширения автономии, в частности введения специального министра по делам Галичины в правительстве Австрии. Франц Иосиф был настолько обижен неблагодарностью галичан, что отменил запланированную поездку в край. Однако в 1871-м такой министр всё же появился, да и все наместники в крае вплоть до 1915 года были поляками.

Как отмечает доктор Пётр Шлянта из исторического факультета Варшавского университета, именно после предоставления Галичине автономии произошла ускоренная полонизация не только системы образования, но и администрации и судопроизводства, и началось создание образа «Светлейшего Цесаря». На Галичину, которую стали называть Польским Пьемонтом, прибыли десятки тысяч иммигрантов из бывших земель Речи Посполитой, находящихся под властью России и Пруссии.

«На фоне этих двух стран свобода политической и культурной жизни и господство польского языка в Галичине создали легенду о доброжелательном императоре, который понимал поляков. Франц Иосиф, понимая, что ему нужны поляки, также подпитывал этот культ, в том числе посещая Галицию. В 1880 году он приехал в Краков и поднялся на курган Костюшко. В 1894 году он был на Национальной выставке во Львове. Сегодня Франц Иосиф по-прежнему является элементом региональной идентичности, о чем свидетельствует большое количество портретов, которые я видел в Галиции», — говорит доктор Шлянта.

По его мнению, среди народов, населяющих Австро-Венгрию, именно поляки питают наибольшую симпатию и преклонение перед монархией, которая является элементом региональной идентичности многих жителей Малопольского воеводства (некогда западная часть Галичины) и отличает их от жителей других регионов Польши. Да и в Галичине восточной (ныне Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области) «Найясніший Цісар» давно уже стал коммерческим образом, его портреты — причём не засиженные мухами — можно увидеть в десятках местных кафе и ресторанов. Хотя свою политическую эмансипацию русины Галичины начали значительно позже местных поляков и использовали возможности, которые предоставила автономному краю «Декабрьская конституция», лишь с конца XIX века, в результате распада Австро-Венгрии, им всё же удалось создать своё государство — Западно-Украинскую Народную Республику (ЗУНР).

Однако отсутствие опыта политической организации дало о себе знать, и ЗУНР просуществовала на территории Восточной Галичины лишь с ноября 1918 по июль 1919 года, исчезнув с карты под ударами польских войск и равнодушными взглядами европейских политиков.
Tags: Галицкая Русь, Привислинский край, Юго-Западный край, история, история Европы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments