charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Category:

Русский ужас

Русским не нужен Хэллоуин, потому что у нас в этот день свои, невыдуманные ужасы. 30 октября в нашей стране отмечается День памяти жертв политических репрессий. Почему-то редко вспоминают, что изначально это был «День политзаключённого», в который с 1970-х гг. советские политзаключённые устраивали голодовки с политическими требованиями.

Когда речь заходит о большевистском терроре, чаще всего вспоминают мясорубку конца 1930-х гг. На самом деле террор являлся неотъемлемой частью большевистской власти с самого начала её существования. С 1921 по 1929 гг. органы ВЧК-ОГПУ арестовали 1 млн. человек, в том числе 590 тыс. за «контрреволюционные преступления». Официально осуждены были около 210 тыс., из которых 23 тыс. – приговорены к расстрелу. В 1930 – 1936 гг. госбезопасность арестовала уже 2,255 млн. человек, в том числе 1,38 млн. за «контрреволюционные преступления». Официально осуждены были 1,39 млн. человек, из них приговорены к расстрелу – 40 тыс.



Наконец, за 1937 – 1938 гг. органы НКВД арестовали 1,575 млн. человек, из них за «контрреволюционные преступления» – 1,37 млн. Осуждены были 1,345 млн., из них к расстрелу – около 680 тыс. В 1939 – 1940 гг. «за контрреволюцию» осудили ещё 135 тыс. человек, из которых к расстрелу приговорили 4 тыс. Для сравнения, в Российской империи в 1905 – 1912 гг., то есть во время Первой русской революции и в первые годы после её подавления, было вынесено 7,8 тыс. смертных приговоров.

С 1930 по первое полугодие 1941 гг. в пенитенциарной системе СССР погибли около 500 тыс. человек, в среднем по 48 тыс. в год, причём в отдельные годы смертность становилась экстраординарной: в 1933 г. она составляла 15% (в дореволюционных российских тюрьмах – 2%). Для сравнения, за 30 лет, с 1885 по 1915 гг., в российских тюрьмах умерли около 125 тыс. человек.

К 1939 г. в местах лишения свободы находились до 3 млн. человек: 1,3 млн. – в лагерях, 940 тыс. – в спецпоселениях для раскулаченных, 700 тыс. – в тюрьмах и колониях, что составляло 1,8% населения. Из них около 1,6 млн. (940 тыс. спецпоселенцев + 700 тыс. осуждённых за «контрреволюционные преступления»), т.е 55%, составляли жертвы политических репрессий. К моменту начала войны количество заключённых в системе ГУЛАГа превысило 3.3 млн.

К моменту смерти Сталина в 1953 г. в системе ГУЛАГа находились более 5,3 млн. человек (2,6 млн. в тюрьмах, лагерях и колониях + 2,7 млн. на спецпоселении).

***

Просто вглядитесь в этих "врагов народа".



Рязанцева Марфа (1866-1937). 71 год, малограмотная, крестьянка. 27 августа 1937 года арестована по обвинению в причастности к контрреволюционной монархической группе и контрреволюционной агитации. На допросе отказалась отречься от веры и вину свою не признала. 8 октября 1937 года приговорена Тройкой при УНКВД по Московской области к расстрелу. 11 октября 1937 расстреляна на Бутовском полигоне. 31 июля 1989 года прокурором Московской обл. реабилитирована за отсутствием в деле состава преступления.



Войнова Елизавета (1905-1937). 32 года, домохозяйка. 23 сентября 1937 г. арестована вместе с мужем по обвинению в "высказывании пораженческих настроений". 29 октября 1937 г. вместе с мужем комиссией НКВД и прокурора СССР приговорена к расстрелу. 13 ноября 1937 г. также с мужем расстреляна на Бутовском полигоне.В октябре 1989 г. оба реабилитированы за отсутствием состава преступления.



Екатерина Захарова: русская, беспартийная, образование низшее, малограмотная. Батрачка. Арестована 28 ноября 1930 года по обвинению в шпионаже в пользу не названной иностранной державы. Расстреляна по решению коллегии ОГПУ 24 апреля 1931 года. Полностью реабилитирована в 1989 году за отсутствием состава преступления.





Такие письма писал четырёхлетней дочери Элеоноре русский метеоролог и первый руководитель гидрометеорологической службы СССР Алексей Феодосьевич Вангенгейм (1881-1937) с Соловков. Он находился там вплоть до расстрела в ноябре 1937-го. В письмах он рисовал ей животных острова, а также природные явления.Выдающийся метеоролог, потомственный русский дворянин, начальник метеослужбы 8-й армии в Первой мировой войне, награждённый именным золотым оружием был обвинён в 1934 году в шпионаже и составлении ложных прогнозов. Расстрелян в урочище Сандормох в Карелии 3 ноября 1937 года. Реабилитирован в 1956 году за отсутствие состава преступления.

***
Малолетние дурачки любят шутить в духе "объединим всех либералов в отряд строителей каналов". В действительности в сталинские времена дедушки и прадедушки нынешних "либералов", всех этих господ Шендеровичей, Гозманов, Сванидзе, Альбацей, Шехтманов и прочих сажали и расстреливали. А их жертвами были не "либералы". А кто был их жертвами? Хозяйственные крестьяне (так называемые кулаки) и рядовые колхозники, священнослужители и активные верующие, не эмигрировавшие или вернувшиеся слуги царского режима от бывших министров и губернаторов до квартальных полицейских, офицеры и рядовые царской и белой армий, участники вооруженного сопротивления продотрядам времен Гражданской войны, бывшие члены политических партий — в том числе те, кто сами были революционерами (эсеры, меньшевики, анархисты).

Да, параллельно шла репрессивная кампания против внутрипартийной оппозиции Сталину, действительных и мнимых участников военного заговора Тухачевского, советских работников, красной профессуры и некоторых бывших, кто сумел вписаться в новую элиту. Поскольку репрессии касались грамотных горожан, зачастую - членов советской номенклатуры, то именно они получили наиболее полное освещение в последующей публицистике времен перестройки. Попавшие под репрессивный каток, но выжившие оставили свои мемуары, такие как «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург (жены председателя Казанского горсовета Аксенова) или «Незабываемое» Льва Разгона (зятя главы спецотдела ОГПУ Глеба Бокия).

Созданный детьми Арбата миф о тридцать седьмом годе закрепил в массовом сознании представление о большом терроре как о расправе над оказавшимися ненужными Сталину комиссарами в пыльных шлемах. Репрессии против кулаков, белогвардейцев и священников советским репрессантам казались чем-то само собой разумеющимся, и один из мотивов, который сквозит в подобной литературе: «Ну а нас-то за что?» Мол, понятно, почему сидят царский офицер, священник, кулак, нэпман, но за что сидят старые большевики? Мало того, в тех же «Детях Арбата» Анатолия Рыбакова есть забавный мотив - сталинское наступление на большевистскую номенклатуру изображается как контрнаступление царизма и буржуазии, классово-чуждого элемента, который папы Арбата всего двадцать лет назад ставили к стенке, чтобы вселиться в его квартиры и обеспечить своим детям казавшееся чудесным будущее.

Культ тридцать седьмого года, который возник как реакция на эпоху ельцинских демократических реформ, стал искаженным зеркальным отражением мифа о детях Арбата. Большой террор предстал как расправа над раннебольшевистской элитой, над старыми ленинцами, зачастую местечкового или просто инородческого происхождения, которых мудрый государственник товарищ Сталин решил пустить в расход, восстанавливая великую державу. Фабрика неосоветских мифов начала охотно штамповать истории о том, как дети затравленных газами Тухачевским тамбовских крестьян, служившие теперь в НКВД, отбивали маршалу и его соратникам почки, воздавая за былые преступления.

И вот уже начали находиться православные сталинисты, которые рассказывают о великом вожде, вместе с доблестными чекистами сбросившем в 1937 году иго иудейское.

Становление мифа о тридцать седьмом годе, возможно, было исключительно в условиях полного неведения или игнорирования кровавой реальности, в ходе которой на одного репрессированного старого большевика приходились тысячи и тысячи репрессированных русских рабочих и крестьян. Именно террор против бывших людей - крестьян, священников, офицеров, специалистов - и был тем подлинным большим террором, тем неудержимым кровавым потоком, по отношению к которому сталинская расправа над частью советской элиты была лишь маленьким (хотя и памятным благодаря множеству громких имен) ручейком.

Чтобы понять соотношение среди жертв террора людей старой России и представителей большевистской элиты, достаточно заглянуть, к примеру, в отчет начальника УНКВД Ярославской области Ершова об итогах первого этапа кулацкой операции, направленный в Москву 14 января 1938 года. Из 3258 арестованных: крестьян - 694; духовенства - 305; церковного актива - 253; повстанцев - 211; террористов - 80; бывших эсеров - 66; вредителей - 56; троцкистов - 32; шпионов - шесть… Кучка вредителей, троцкистов и шпионов, среди которых встречались пламенные коммунисты, буквально терялась среди масс крестьян, священников и офицеров.

Не инородные коммунисты-троцкисты, а обычные русские крестьяне, государственные служащие, священники и военные были главной целью и жертвой террора. Власть ломала через колено недостаточно подходивший ей народ.

В начале 1937 года всей стране стал очевиден внутренний кризис большевистского режима - в партии начиналась охота на право-троцкистов и иных двурушников, причем арестованы оказались знаменитые вожди прошлого - Бухарин и Рыков (второй много лет возглавлял Совнарком), в армии был разоблачен действительный или мнимый заговор маршала Тухачевского. Расправа Сталина с частью коммунистической элиты была неизбежна.
В условиях расправы со старыми коммунистическими элитами превентивный устрашающий удар по всем активным и потенциально недовольным антикоммунистичским элементам, которые могли бы хотеть возврата к царско-поповско-кулацкому прошлому (то есть к нормальной жизни), был неизбежен.

Удары, которые должны были получить на пути утверждения сталинской диктатуры партия и армия, должны были быть компенсированы ударами по не принимавшей революцию части русского народа и прежде всего по активному элементу крестьянства. Неслучайно главными и первоочередными жертвами были назначены кулаки, которые бежали или самовольно вернулись из ссылки, то есть показали неподчинение решениям о коллективизации. Большой террор сопровождался массовым вступлением испуганных репрессиями единоличников в колхозы. 1937 год оказался завершением приторможенной в 1930-м коллективизации.

Особое внимание уделялось разгрому Православной Церкви, которая могла стать естественным идейным вождем антибольшевистского сопротивления. В ходе проведенной 5-6 января 1937 года переписи населения верующими себя в открытую исповедовали 55,3 млн человек, или 56,7% населения страны. Перепись означала практически полный провал безбожной пятилетки и пропаганды атеизма. Неверие решено было пропагандировать прежде всего наганом. В 1937 году, по оценкам Н.Е. Емельянова, было арестовано 162500 священно- и церковнослужителей и верующих активистов, а расстреляны были 89600. Его цифры, судя по всему, близки к истине - в опубликованных отчетах НКВД духовенство и активные церковники составляют примерно 20% общего числа жертв кулацкой операции, причем расстрельность в соответствующей группе была достаточно высокой.

Следует отметить, что многие работники советской прокуратуры предпринимали время от времени робкие попытки сопротивления террору, а после его окончания стали добиваться постановки НКВД под свой контроль, в частности, в союзе с партийными кадрами, начали добиваться запрета пыток, на что последовал грозный окрик самого Сталина. 10 января 1939 года вождь разослал шифротелеграмму, которая не оставляет сомнений в его отношении ко всему происходившему в 1937-м:

«ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов-крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. Причем было указано, что физическое воздействие допускается как исключение - при том в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, следовательно, продолжают борьбу с Советской властью также и в тюрьме…

Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата - при том применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманной в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь…»

Совокупность всех опубликованных в последние годы документов полностью исключает миф о сталинском незнании или же нежелании осуществлять террор. Напротив, все кровавые операции предпринимались по его инициативе, с его полным согласием и поддержкой. Личная подпись Сталина стоит на списках с 45 тысячами имен приговоренных к расстрелу. Причем в числе расстрелянных лично Сталиным были не только партийные и советские бонзы, но и, к примеру, великий русский экономист Н.Д. Кондратьев, автор идеи циклов Кондратьева, играющих огромную роль в современной экономической теории, или выдающийся русский военный теоретик А.А. Свечин, взгляды которого позволили бы существенно снизить потери России во Второй мировой войне.

Можно долго перечислять жертв большого террора. Тут и руководство Русской Православной Церкви - священномученики митрополит Петр Крутицкий и Кирилл Казанский, лидер церковной оппозиции митрополиту Сергию митрополит Иосиф Петровых и десятки выдающихся архипастырей, таких как священномученик Серафим (Чичагов), инициатор канонизации преподобного Серафима Саровского. Тут и выдающиеся мыслители, ученые и деятели культуры - священник Павел Флоренский, крупнейший византинист, академик В.Н. Бенешевич, переводчик античных комедий и трагедий Адриан Пиотровский, поэты Николай Клюев и Осип Мандельштам. Тут и дети расстрелянных кулаков, однако верно трудившиеся на благо Родины, как создатель дизельного двигателя В-2, на котором ездил танк Т-34, К.Ф. Челпан. Тут и не успевшие эмигрировать бывшие государственные деятели царской России, такие как бывший Якутский вице-губернатор Д.О. Тизенгаузен, в сибирской ссылке написавший цикл язвительных антисоветских рассказов.

Но все-таки главной жертвой был простой и никому неизвестный русский крестьянин, объявленный кулаком, простой офицер, записанный в "контру", рядовой член церковной двадцатки, своим именем героически защищавший свой приходской храм от закрытия и сноса и за то же самое расстрелянный. Именно в великом анониме заключалась соль земли былой России. И именно ему решено было в 1937 году переломать хребет.
Tags: Иосиф Сталин, СССР, большевики, история, русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments