charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Category:

Коммунизм умер?

30 лет тому назад начались процессы окончательного умирания Советского Союза. Коммунистическая идеология окончательно умирала. До этого она была изгнана из других стран Восточной Европы. На этом история коммунизма как значимого движения закончилась. Те страны, которые ещё остались коммунистическими формально, уже перестали декларировать построение коммунизма в качестве цели, либо по факту став рыночными странами с левой риторикой, как КНР, либо превратившись в оплоты культа личности вождей и заменив риторику «новых завоеваний социализма» риторикой «защиты тех завоеваний, что у нас уже есть» вперемешку с национал-патриотической риторикой. Хотя коммунизм как значительный геополитический фактор продолжал существовать до конца 1980-х годов, идейно он был уже мёртв к середине века. Хотя левый идеал всеобщего равенства остаётся привлекательным и поныне, сама доктрина марксизма-ленинизма устарела.

Идеология, провозглашавшая, что когда-нибудь будет построено общество, где от каждого по способностям, а каждому – по потребностям, не предвидела консьюмеризма того, что потребности человека окажутся безграничными. Идеология, считавшая, что авангард человечества – это промышленные рабочие – не предвидела перехода к постиндустриальной экономике. Идеология, обещавшая процветание и свободу, полностью проиграла гонку в этом либеральным демократиям Запада. Идеология, которая предвещала окончательную гибель среднего класса, увидела его новый расцвет. Идеология, обещавшая гибель того явления, которое она называла «капитализмом», увидела продолжение его существования. Идеология, которая предвещала построение новой демократии, построила диктатуры маразматичных партократов.



Конец коммунизма был даже в некоторой степени комичен – идеология, которая провозглашала, что ничто в мире не важно, кроме жизненного уровня и прибавочного продукта, была нещадно бита именно на поле уровня жизни граждан. Ныне, несмотря на наличие большого количества интернет-сталинистов и публицистов наподобие Б.Ю. Кагарлицкого, можно с уверенностью сказать, что классический коммунизм, марксизм-ленинизм – мёртв. Да, он способен вызывать у многих ностальгию по великодержавию и порядку – но к этому ли стремились его основатели, клеймившие всякий «великодержавный шовинизм» и «полицейщину»? Он способен вызывать стремление к неким социальным льготам, но не Ленин ли клеймил предателей-реформистов? Марксизм-ленинизм, как идеология Модерна, как движение, направленное на построение нового общества всеобщей справедливости, целиком умерло. Мы не говорим о новых левых, SJW и прочем, использующем эстетику старых левых. Они остаются актуальны. Но старые марксисты, использующие риторику начала XX века – являются живым реликтом прошлого, которые либо тщетно пытаются уместить нынешнюю жизнь в узкие рамки диамата (как М.В. Попов), либо так расширяют эти рамки, что становятся по факту социал-демократами или социал-либералами с красными флагами (как Б.Ю. Кагарлицкий).

Нового 1917 года уже не будет. По крайней мере, в Европе, России и других развитых странах.

Это безусловно хорошая вещь. Но являются ли коммунистические идеи теперь полностью безвредными? Вовсе нет.

Несмотря на невозможность повторения ужасов большевизма в полной мере, эти идеи и их наследие по-прежнему являются вредоносными вещами.

Во-первых, это распространяет в мозгах наших граждан популистские экономические и социальные лжеучения, другие не особенно полезные для нашей страны рассуждения о том, как она должна быть устроена (типа той же нынешней формы федерализма, весьма способствующей этническому сепаратизму, берущего начало в ленинской национальной политике), а также некоторые учения, которые вполне могут смыкаться с учениями новых левых (тот же советский феминизм легко переходит в феминизм третьей волны, пролетарский интернационализм – в мультикультурализм, советский диамат – в современный атеизм, любовь к советскому иждивенчестве - к требованию современного и т.п). Всё это может в будущем значительно навредить народу и стране.

Во-вторых, это отчасти портит наши отношения со многими странами и народами – в том числе, народами внутри самой России. Русским не имеет никакого смысла оправдываться за преступления Бронштейна и Джугашвили, напротив надо упирать на то, что Россия и русские — главные жертвы коммунизма.

В-третьих, сама легитимизация идеи, что ради каких-то «достижений» можно вот так запросто угробить десятки миллионов русских людей, что цель оправдывает такие жертвы – крайне опасна для будущего нашего народа и нашей страны.

В-четвёртых, сама идея того, что революция может быть хорошей и позитивной, что социальный прогресс – это реальность, открывает дорогу новым левым, которые, разумеется, тоже потерпят крах – но от нас зависит, сколько людей и стран они утащат в пропасть за собой.

В-пятых, это просто неэстетично! Гляньте на позднюю советскую архитектуру.

В-шестых, это просто несправедливо по отношению к истинным героям и жертвам. В истории всё должно встать на своё место, герои должны быть названы героями, жертвы – жертвами, палачи – палачами, предатели – предателями.

Таким образом, к каким выводам мы приходим? Хотя марксизм-ленинизм как идеология умер (к счастью), его наследие всё ещё может причинять значительные проблемы. Мы не увидим больше новых красных комиссаров – но наследие тех, что были, продолжает мешать нам жить ежеминутно. Поэтому необходимо не только радоваться победе, но и восстанавливать разрушенное – в том числе разрушенное духовно – вести историческое и религиозное просвещение, проводить политику памяти, направленную на построение в народе правильного отношения к коммунистическому прошлому.

Что ждёт левое движение в будущем?

Итак, прежде всего, что характеризует всё левое движение в нашей цивилизации? Основой всего современного левого движения от XVIII века до наших дней является борьба со всяческим неравенством, которое, согласно левой парадигме, неестественно. По мнению тех же левых, история движется из тёмного прошлого в светлое будущее – со временем пресловутого угнетения становится всё меньше и меньше и в скором времени оно исчезнет совсем. При этом, так как эта борьба представляет собой по факту борьбу с ветряными мельницами, а также учебниками экономики, социологии и истории, то левые регулярно меняли свои главные объекты атаки и критики.

Рассмотрим, как это происходило.

Первым объектом атаки левых – ещё масонов и деятелей эпохи Просвещения – была сословная система и монархия, жёсткая правовая стратификация общества. Также происходили атаки и на Церковь, как институт, который противодействует замещению религиозной веры на веру в прогресс и равенство. Оглядываясь назад, мы можем сказать, что это поколение левых одержало полную победу. Всё-таки, сословные ограничения не были настолько жёстко прописаны в человеческой природе, как все последующие объекты атаки левых. Сословное право - это лишь формализация и неуклюжая попытка ввести естественное неравенство между людьми в правовое поле. Да, эта "победа" леваков привела лишь к тому, что это естественное неравенство оказалось просто законодательно нерегулируемым со всеми вытекающими последствиями (замена аристократии на олигархию, замена знатности рода на кумовство, заметьте - обычный член тройки НКВД, выскочивший с наганом из черты оседлости, имел над всеми гражданами неограниченную власть, какая и не снилась никакому тирану из эпохи феодальных монархий, считаясь формально равным с ним гражданином).

Победу эту оказалось легко одержать и закрепить по той простой причине, что любые законодательные регулирования общества действительно можно отменить. Да, неравенство иного рода, кумовство и коррупция придут на смену этому, но проклятые сословия наконец пали, ура! Достижения этого поколения левых и по сей день являются плацдармом для атаки последующих поколений левых.

После того, как стало ясно, что само по себе снесение правовых барьеров не очень-то много неравенства ликвидирует (оно сохраняется, просто становится неформальным и не регулируемым юридически), второе поколение левых ведёт атаку на более глубокие основы общества. Это поколение – марксисты и анархисты. Одни видели причины неравенства прежде всего в экономическом укладе общества, в капитализме. Другие — в государственных институтах. И те, и другие враждебно относились к церкви. Наступление на религию было усилено. Религия подверглась попытке полного уничтожения. Разумеется, война этих левых с учебниками экономики, социологии, психологии и демографии закончилась полным их крахом – и миллионами жертв. Помимо этого, случилась и масштабная дискредитация левых этого поколения.

Третье поколение левых, отмежевавшись от своих предшественников-неудачников, решило, что причина всяческого неравенства – это не право, не религия, даже не экономика, всё ещё глубже, в психике человека (Адорно), в культуре (Боас, Мид, Херсковиц), в расе, в «гендере»… Поэтому новые левые помимо экономики, религии и права ведут наступление уже на прочую традиционную культуру и традиционные представления обо всём на свете, на традиционное воспитание, на всё традиционное, что можно найти, на саму западную цивилизацию (как например Сьюзен Зонтаг назвала белую расу раком человечества), даже на понятие биологического пола и расы. Разумеется, и это окончится крахом, но кто знает, каких жертв это будет стоить?

Учитывая эту тенденцию, можно также спрогнозировать, что следующая волна левых будет уже отрицать само человечество и стремиться к его уничтожению – тем более, что и биотехнологии подоспеют – можно будет из обычного Homo Sapiens Sapiens стать кем угодно, хоть пять хвостов себе вырастить. Поскольку сама природа человека несовместима с левой утопией и уже в ней кроется причина принципиальной невозможности их победы, то эта природа и станет последним врагом прогрессивистов. Такие вот тенденции – левые ищут причину надуманного неравенства всё глубже и глубже в человеческой природе. Начали с деконструкции монархии и Церкви и дошли уже до деконструкции гендера.

Также, довольно интересная тема – это взаимоотношения между собой левых разных поколений. Старые левые либо тихо мутируют в новых, либо скатываются в абсолютный популизм (как это сделали например немецкие социал-демократы или почти все старые либеральные партии), либо осуждают их за уход от «действительно важных тем». Коммунисты-ленинисты осуждают культурных марксистов за уход от экономических вопросов. В своё время старые классические либералы осуждали коммунистов за недостаточное внимание гражданским правам. В то же время, новые левые осуждают старых за «реакционность» и недостаточную прогрессивность.

При этом нужно сказать, что с образованием нового, стоящего на ступени впереди левого движения как правило все более-менее яркие прогрессивистские интеллектуалы постепенно перетекают в них, в связи с этим во многом дискредитированные и всем надоевшие «старые левые» как правило страдают от дефицита интеллектуального ресурса (глянем например на российских старых левых – из них медийных единственный более-менее адекватный и образованный распиаренный человек – Кагарлицкий).

Источник: GaS
Tags: идеология, миропорядок, мнение, ненаши, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments