February 11th, 2021

Перечитывая классику

Мыслящее «я» в нас не может примириться с гибелью плоти и чувств, плотью вызываемых (и тому такожде много тысячелетий). И чем отдельнее, своеобычнее воспринимает себя человек, чем более он мнит себя – именно себя – неповторимой личностью, тем острее, тем грозней для него ощущение неизбывности своего конца. И ум, и дух человеческий обязаны воспарить над тленом бытия, и даже над тленом личного своего бытия. Блаженны те, кому дается это! А те, кому дается, это или «нищие духом», или те самые «простые люди», для коих их жизнь – лишь продолжение жизни общей, родителей, дедов, прадедов, столь же закономерно перетекающей в жизни детей, внуков, правнуков, всех тех, кто придет после и будет пахать то же поле, растить тот же хлеб, пасти тот же скот, так же ткать и прясть, так же петь и сказывать сказки, так же крестить, венчать и хоронить ближних своих, продолжая бесконечную нить общей жизни, которая идет, не кончаясь, хотя все те люди, коих мы зрим окрест, исчезнут меньше чем через столетие и заменятся новыми, такими же или чуть-чуть другими. Но пока «чуть-чуть» – народ, язык жив, а когда «другими», то умирает народ, уступая место другим языкам и культурам. Это для «простых» (и очень непростых на деле!) людей.



Collapse )

Перечитывая классику

А разговоры не новогодние. Все та же тема, что и в старом году: куда идем? Что делается в стране? Где выход? Возврат к частной собственности? Но вот беда: русский человек за эти 60 лет разучился работать. Да и где он вообще, русский человек? 40 миллионов осталось (второй раз слышу эту цифру), и те только — видимость что люди. Да, вот самый страшный итог за эти 60 лег! Вырубили, начисто вырубили человеческие леса на Руси, генетически отбросили русский народ на столетия назад, а может, и на тысячелетия... Мужики в деревнях удивляются: при Сталине работали – ничего не получали, при Брежневе ничего не делаем – а зарплату платят. Добром это не кончится.



Collapse )