January 8th, 2021

Как Галичина получила автономию

21 декабря 1867 года Франц-Иосиф I, император Австрии, король Венгрии, король Чехии, король Хорватии, король Галиции, великий князь Трансильвании и прочая, прочая, прочая подписал «Декабрьскую конституцию» дуалистической монархии, которая, в частности, предоставляла автономию королевству Галиции и Лодомерии, расположенной на территории современной Западной Украины. Как так получилось и к чему это привело?

После подавления при помощи российских войск революций 1848-1849 годов в Австрийской империи установилась реакция. Империя, сохранявшая до 1848 года частично федеративный характер, была преобразована в унитарное государство с абсолютной и ничем не ограниченной центральной властью, а либеральная Конституция 1849 года была отменена в 1851-м. Режим, установленный в империи, характеризовался повышенной степенью бюрократизации и администрированием непосредственно из Вены. Сложилась так называемая «баховская система» (по имени министра внутренних дел Александра Баха), ликвидировавшая региональную специфику и внутреннюю автономию регионов империи.



Collapse )

Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева. 1867 год.

Василий Иванович Кельсиев (1835 — 1872) — русский революционер, журналист и переводчик. Родился в дворянской семье, принадлежавшей к кавказскому княжескому роду, появившемуся в России в конце XVIII столетия. Право на княжеский титул было с течением времени утрачено, отец был простым чиновником при санкт-петербургской таможне. Сам Василий рано осиротел, поэтому воспитывался без родителей. В 1845 году он был отдан в Санкт-Петербургское коммерческое училище, где обучался за счёт Российско-Американской компании, которая владела Аляской и Алеутскими островами. Окончив училище в 1855 году, Василий Кельсиев должен был отслужить в североамериканских владениях России несколько лет, чтобы возместить расходы, потраченные на его обучение. Ввиду начавшегося расширения торгово-экономических отношений с Китаем, компания рассчитывала осваивать китайский рынок, а для этого ей был необходим специалист со знанием китайского и маньчжурского языков. Поэтому он в качестве вольнослушателя до 1857 года обучался на восточном факультете Санкт-Петербургского университета. Кельсиев понимал около 25 языков и наречий, а на 14 из них мог говорить. В это же время он мечтал поступить в армию волонтёром в разворачивавшейся Крымской войне, однако имел неосторожность попасть под влияние революционного студенчества.

В 1858 году во время плавания к берегам Аляски самовольно сошёл в английском порту Плимуте. Несколько лет был сподвижником А. И. Герцена, работал в его Вольной русской типографии в Лондоне. В 1866-1867-ые гг. предпринял поездку по Молдавии (не по современной Молдавии, которая тогда была русской Бессарабской губернией, а по северо-восточной области современной Румынии) и Австрийской Галиции. Там разочаровался в революционных идеях, после чего добровольно прибыл на российский таможенный пункт в в Бессарабии, сообщил о себе, что он эмигрант и государственный преступник. После этого он сдался пограничным властям. Как писал Кельсиев, «он ещё накануне был далёк от этого шага и почувствовал неудержимую тоску по Родине лишь тогда, когда увидел на австрийской границе, как отмывали грязь с отправляемой в Россию брички». В 1872 году умер в возрасте 37 лет (по подозрению полиции был отравлен). Его путевые заметки по Молдавии и Галиции безусловно представляют большой интерес.



Collapse )

Старик Крупский

Про старика Крупского. Нет-нет, не про Владимира Ильича Ульянова. Именно про старика Крупского, Константина Игнатьевича, отца Надежды Константиновны.

Родился в 1838, окончил Константиновское военное училище. Назначен в Смоленский пехотный полк в Царстве Польском. Дальше Википедия глухо повествует: "Был одним из руководителей революционной организации русских офицеров в Польше. В 1863 году во время восстания в Польше Крупский, будучи командиром роты, всячески помогал и проявлял сочувствие к повстанцам".

Представьте теперь какого-нибудь офицера российской армии в Чечне. Который, "будучи командиром роты, всячески помогал и проявлял сочувствие". Как, по-вашему, стоит назвать такое поведение? И как подобное должно оцениваться? При этом все советские дети, читавшие журнал "Пионер" (тираж в первой половине 70-ых -- полтора миллиона экземпляров), читали и повесть Зои Воскресенской "Пароль - Надежда". И вот как там описывался герой нашего романа, старик Крупский:



Collapse )

Белорусы в «русской партии» КПСС

В идейном отношении советский истеблишмент брежневских времён может показаться монолитным: существовала официально канонизированная марксистско-ленинская идеология и генеральная линия партии. Однако картина была гораздо сложнее. Борьба идейных течений никуда не делась, они лишь перешла в интеллектуальную плоскость. Ярче всего эта борьба проявлялась на страницах журналов: «Новый мир» Твардовского отстаивал либеральную линию, «Октябрь» Кочетова – неосталинистскую, а «Молодая гвардия» Никонова и Иванова – русскую национальную. Баталии интеллектуалов отражались и в политико-партийной жизни.

Известный русский писатель Валерий Ганичев, находившийся в 1960-1970-е гг. в эпицентре идейной борьбы, занимая должности заместителя главного редактора «Молодой гвардии», директора издательства «Молодая гвардия» и главного редактора «Комсомольской правды», вспоминал: «Русское патриотическое направление проявлялось на самом высшем уровне в Политбюро ЦК и было связано с такими громкими фамилиями, как Шелепин, Мазуров, Машеров, Полянский. Поговаривают, что близок был к «русскому ордену» Кириленко. Ну и Романов, ленинградский, тоже. Они противостояли космополитическому крылу в Политбюро и одновременно догматикам марксизма, отрицающим любое национальное начало в жизни общества». Примечательно, что из шести названных партийцев два белоруса (Мазуров, Машеров) и два малоросса-украинца (Кириленко, Полянский). Некоторые выходцы из Белоруссии и Украины в советское время до определённого времени активно проявляли русское национальное чувство, солидаризируясь с жителями Великороссии.



Collapse )