August 28th, 2020

Как меморандум Вощанова напугал Украину, Казахстан и либеральную оппозицию

Прежде чем обратиться непосредственно к событиям бурного периода конца лета - начала осени 1991 года, имеет смысл оглянуться на эпоху крушения СССР в целом. Оглянуться, чтобы констатировать удивительный факт.В пестрой и широкой ситуативной коалиции, разваливавшей державу, а затем правившей бал на первых этапах существования «молодой Российской Федерации», было не так уж и много истовых идейных антикоммунистов, антисоветчиков и сторонников развала. Едва ли не больше их было в окружении вроде бы стремившегося к сохранению страны Михаила Горбачева, да и статус у них был солиднее. Возьмем хотя бы «архитектора Перестройки» Александра Яковлева, который при Брежневе боролся с церковью и русским патриотизмом с марксистско-ленинских позиций, а во времена Перестройки стал убеждённым антикоммунистом и либералом.

Борис Ельцин, главный злой гений эпохи, на самом деле сам идейным антисоветчиком не был, он был врагом Горбачев, и всего его меткие удары по Союзу и братские объятия с окраинными национал-сепаратистами были лишь ударами по союзному президенту и генсеку. Недаром в кругах силовиков тогда была популярна идея замены Горбачева как главы союзного государства на, собственно, Ельцина — о её нереализованности много позже сокрушался бывший генерал КГБ Николай Леонов. Генерал не совсем безосновательно считал, что Борис Николаевич ровно с тем же задором и яростью, с какой крушил страну, немедленно начал бы пытаться ее сохранить. Широким слоям партхозноменклатуры, рассчитывавшим на советских руинах приватизировать в свою пользу государственную собственность и в итоге замыслы этим успешно осуществившим, идейные привязанности также были чужды — ничего личного, только бизнес.



Collapse )

Все оттенки серого

Каждый год в конце августа россияне задают себе риторические вопросы: «Почему проиграл ГКЧП? и — что было бы, если б он вырулил?» Граждане спорят и ругаются, приводят реально-доказанные и конспирологические мотивы, цитируют кого-то умного — насчёт экономической ситуации августа-91 и пытаются рефлексировать. Короче, бурлят. Интересуются. Некоторые — плачут. Иные — вздрагивают, но тут же вздыхают с облегчением. Большинство историков, политиков и аналитиков сходятся во мнении: ГКЧП не мог восторжествовать, хотя бы потому, что большинству людей он ...не понравился.

Абсурд? Ни разу. Человечество любит глазами — нужны эффекты. Пусть бы и дефекты. Но лишь не серое. Не единообразно-скучное! Для советского человека образца 1991 года это оказалось ещё важнее: всё, что угодно, только бы не соскользнуть в «номенклатурный» серый!



Collapse )

Коммунизм умер?

30 лет тому назад начались процессы окончательного умирания Советского Союза. Коммунистическая идеология окончательно умирала. До этого она была изгнана из других стран Восточной Европы. На этом история коммунизма как значимого движения закончилась. Те страны, которые ещё остались коммунистическими формально, уже перестали декларировать построение коммунизма в качестве цели, либо по факту став рыночными странами с левой риторикой, как КНР, либо превратившись в оплоты культа личности вождей и заменив риторику «новых завоеваний социализма» риторикой «защиты тех завоеваний, что у нас уже есть» вперемешку с национал-патриотической риторикой. Хотя коммунизм как значительный геополитический фактор продолжал существовать до конца 1980-х годов, идейно он был уже мёртв к середине века. Хотя левый идеал всеобщего равенства остаётся привлекательным и поныне, сама доктрина марксизма-ленинизма устарела.

Идеология, провозглашавшая, что когда-нибудь будет построено общество, где от каждого по способностям, а каждому – по потребностям, не предвидела консьюмеризма того, что потребности человека окажутся безграничными. Идеология, считавшая, что авангард человечества – это промышленные рабочие – не предвидела перехода к постиндустриальной экономике. Идеология, обещавшая процветание и свободу, полностью проиграла гонку в этом либеральным демократиям Запада. Идеология, которая предвещала окончательную гибель среднего класса, увидела его новый расцвет. Идеология, обещавшая гибель того явления, которое она называла «капитализмом», увидела продолжение его существования. Идеология, которая предвещала построение новой демократии, построила диктатуры маразматичных партократов.



Collapse )