July 21st, 2020

13 июля: Измаил вернулся в родную гавань

13 июля 1878 года был заключён Берлинский трактат, по которому Российское государство после 21-летнего перерыва восстановило контроль над Южной Бессарабией и устьем Дуная с центром в Измаиле. Впервые этот регион вошёл в состав Российской империи в 1812 г. вместе со всей Бессарабией. Под властью Петербурга на основе славянско-православного ядра в Подунавье сформировалось многонациональное население. Из внутренних губерний империи сюда прибывали великорусские и малорусские переселенцы, немцы и евреи, из османских владений — великороссы-староверы (некрасовцы), молдаване, болгары, цыгане, албанцы, гагаузы (православный тюркский народ).

Однако после неудачной Крымской войны Придунайский край и остров Змеиный в Чёрном море перешли под управление Объединённого княжества Молдавии и Валахии (впоследствии Румынии) — вассала Османской империи. И вот, по условиям Берлинского мирного договора Измаил вернулся в «родную гавань». Однако короткое румынское правление нанесло мощный удар по хозяйству региона. История Подунавья во второй половине XIX века даёт богатую почву для сравнения жизни региона в составе национального государства и империи.



Collapse )

21 июля: Екатерина II Великая прорубила второе окно в Европу

В этот день в 1774 г. в местечке Кючук-Кайнарджи недалеко от Силистрии был подписан мирный договор, завершавший Русско-турецкую войну 1768-1774 гг. Важнейшими положениями договора стали территориальные приобретения, открывавшие России выход к Черному и Средиземному морям. Это событие стало переломным для судеб Новороссии и всей России
Первая война с Турцией в правление Екатерины II разразилась в 1768 г., на шестом году ее царствования. Поводом стало вмешательство в польские дела: под нажимом России сейм Речи Посполитой уравнял права православных подданных с католиками, это спровоцировало восстание радикальной шляхты (т.н. Барскую конфедерацию), ответное восстание православных крестьян и казаков и, наконец, ввод российских войск.

Отряд пророссийских повстанцев — гайдамаков, — увлекшись преследованием поляков, укрывшихся в турецком пограничном городке Балта, захватил и сжег его. Несмотря на все попытки российской дипломатии принести извинения и замять инцидент, османы, подстрекаемые Францией, объявили России войну, бросив русского посланника А.М. Обрескова в тюремный замок. Начало войны, которую Россия вынуждена была вести на два фронта, продолжая борьбу с мятежными поляками, особых успехов не принесло. Но затем русские победы последовали одна за другой. К осени 1771 года Екатерина добилась невиданных ранее успехов. Дунайские княжества, ногайские орды и Крымское ханство контролировались русскими войсками, а мощный флот безраздельно господствовал в Эгейском море.



Collapse )

Русская православная мысль Нового времени: между искушением модернизма и «народной религиозностью»

Трагедией русского церковного сознания, растянувшейся на три столетия Нового времени, стал разрыв между «просвещенным» богословием и семинарской (академической) наукой, с одной стороны, и религиозными представлениями народных масс, с другой стороны. Данный конфликт восходит к временам митрополита Петра Могилы в Киеве и затем патриарха Никона – в Москве. В принципе, уже «ревнители древлего благочестия», будь то Никон или его будущий противник Аввакум, с самого начала сходились в том, что «народную религиозность» надо существенно «исправить», не останавливаясь и перед применением силы – и это была новая мысль, чуждая великим русским подвижникам XIV–XVI веков…

Рационализм петровской и послепетровской эпохи закономерно порождал такие фигуры, как Феофан Прокопович, открыто отвергавших всю православную обрядность и фактически Священное Предание. То, что перед смертью погрязший в невиданных злодеяниях против верных и благочестивых иерархов русской Церкви автор «Духовного регламента» испытал нечто вроде запоздалого раскаяния, не меняет сути: созданная в России XVIII века сеть семинарий и академий с преподаванием православия на латинском языке по немецким и французским учебникам не могла привести ни к чему иному, как к духовному омертвению, которому противостояли великие светочи православия от Паисия Величковского до Серафима Саровского в своих дальних пустынях…



Collapse )

«Нет ничего более современного, чем разбираться в вопросах религии»

Глава интеллектуального клуба «Катехон», член Синодальной библейско-богословской комиссии Аркадий Малер рассказал «Культуре» о том, что может означать превращение храма Святой Софии в мечеть, остался ли русский народ богоносцем и почему для культуры молодежь — объект, а не субъект.

— Что означает решение президента Турции Реджепа Эрдогана закрыть музей в храме Святой Софии и превратить его в мечеть?

— Здесь не нужно искать ни конспирологии, ни попытки угодить политическому моменту. Это закономерный шаг, к которому Эрдоган стремился все годы своего правления в Турции. Он последовательно проводил политику неоосманизма, которая полностью разрывает с идеалами Кемаля Ататюрка и предполагает фактически восстановление Османского халифата, но уже в XXI веке. Примечательно, что в 2009 году по его распоряжению был построен музей-панорама, который называется «1453» — год взятия турками Константинополя. В этот музей студентов и школьников автобусами свозят со всей Турции — показать, как хорошо, что мы когда-то завоевали этот город. Новое обращение Софии в мечеть — очень важный символический шаг на пути восстановления Османского халифата, потому что до сих пор Святая София — это один из самых впечатляющих храмов мира, и не случайно она была превращена в мечеть еще тогда, в 1453 году. То, что это здание оставалось музеем, для исламиста было совершенно недопустимо. С точки зрения последовательного исламизма, либо это здание должно быть разрушено, либо оно должно быть мечетью.



Collapse )

«За что ты погиб отец?»: о революционерах без прикрас

Он не принимал участия ни в одном полноценном сражении, но на его могилу возложили георгиевский крест, он мечтал об отделении Крыма в отдельную от России "Южнорусскую социалистическую республику", он устраивал шоу из похорон своих товарищей, его настоящий сын не просил денег у советской власти и, вообще, воевал на стороне армии барона Врангеля. Его история – это история того, как сумасшедшего неудачника превратили в героя революции. 19 марта 1906 года на острове Березань в восьми километрах от Очакова был расстрелян несостоявшийся глава флотский лейтенант в отставке Пётр Петрович Шмидт, возглавивший восстание на крейсере «Очаков» в ноябре 1905 года.



Collapse )