July 8th, 2020

Бог, брак и семья — вот идеологическая основа новой конституции

Вносимые в Конституцию поправки призваны сбалансировать Основной закон России путем их общенародной легитимации, заявил в эфире телеканала «Спас» заместитель главы Всемирного русского народного собора, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипков, сообщает Патриархия.ru. Аналитик полагает, что предложенные В.В. Путиным поправки вносят принципиальные изменения в Конституцию России. Обновленный вариант Основного закона можно назвать Конституцией переходного периода, поскольку эти поправки демонстрируют переход России от колониального либерализма к полноценному суверенитету.

По мнению эксперта, этот переход является «исторической неизбежностью». «Он должен был произойти, хотя это медленный процесс... Нужно помнить, что в новой редакции мы имеем гибридную Конституцию. В ней сохранены рудименты Конституции 1993 года», — считает А.В. Щипков. Принципиальным отличием новой Конституции от Конституции 1993 года будет ее народная легитимация на общероссийском референдуме. Поправки, одобренные народом, будут абсолютно легитимными.



Collapse )

Поправки в Конституцию как угроза «развитому либерализму»

Если уж выдалось нам – к лучшему ли? – поговорить об изменениях в Конституции, надлежит расставить несколько точек. Чтобы люди, от сего вопроса далёкие, рассудили бы: что может стать к нашей выгоде, а чего и врагу не пожелаешь. И чтобы, коли на изменения эти уже не повлияешь, были готовы к тому, что сущности, обозначившиеся в далёкой от жизни Конституции, будут врастать в живую жизнь. И тут возможны разные варианты, ибо Конституция – это всё-таки если и не взаправду основной закон, то долгосрочная декларация о намерениях.

Однако так уж повелось, что Конституция в нашей многострадальной – предмет, немножко уважаемый напоказ, но никем не воспринимаемый всерьёз. До 1917 года на идею Конституции просвещённая публика молилась – иные много больше, чем на иконы и тому подобное. При этом, надо сказать, Манифест 17 октября 1905 года, ставший по сути основным законом быстро преображавшейся России, хоть и вызвал кратковременную буйную радость, но в полной мере не был ни оценён, ни отблагодарён. Российские англоманы и франкофилы не удовлетворились собственной Великой хартией вольностей, и получили конституцию от Чингисхана с телеграфом, предсказанного ещё Герценом (увы, не понявшим собственного предсказания).



Collapse )