charodeyy (charodeyy) wrote,
charodeyy
charodeyy

Categories:

Домосед на краю Великой Империи

Владимир Клавдиевич Арсеньев — русский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока, военный востоковед, известный русским читателям по таким книгам как «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала», в которых Арсеньев красочно описал экспедиции по тайге вместе со своим другом и проводником, гольдом (нанайцем) Дерсу Узала, а также книгами «В горах Сихотэ-Алиня» и «Сквозь тайгу».

Владимире Арсеньеве вспоминают в последнее время часто. Всплеск интереса к этому неординарному писателю и исследователю, надо полагать, ждет нас в сентябре нынешнего года, когда со дня рождения Владимира Клавдиевича исполнится 145 лет. Его именем названы в России город и поселок, ледник и горная вершина, многочисленные улицы и школы... Каким был автор легендарного романа «Дерсу Узала»?




В детстве он зачитывался романами Жюля Верна, Гюстава Эмара, Томаса Майна Рида. Потом пришла пора других книг — мемуаров путешественников. Кумиром юного Володи стал, по его собственным словам, Николай Пржевальский.

Активно приобщал наследников к познанию мира отец семейства Клавдий Федорович, служащий железной дороги. Читал им вслух, затевал странствия по географической карте. К слову, в семье было девять детей и приемная девочка-сирота.

«Я очень благодарен ему за то, что он сумел вселить в меня любознательность к страноведению в широком смысле этого слова... — вспоминал Арсеньев. — Если отец дал мне географическую канву, то брат матери И.Е. Кашлачев, страстный любитель природы, указал, как по ней надо вышивать узоры».

Вместе с дядей и его сыновьями Володя ходил на рыбалку, совершал лесные походы с ночевками, плавал по реке Тосне. Разумеется, никто не знал, что он станет знаменитым путешественником. Но в мальчишке уже тогда зрела непреодолимая тяга к странствиям.



Одно время казалось, что судьба уводит Арсеньева в ином направлении. По окончании Петербургского пехотного юнкерского училища ему предстояла служба в Новочеркасском 145-м пехотном полку, расквартированном на Малой Охте, затем — в польском городе Ломжа. И в тот период молодой военный вроде бы не выказывал особой охоты к перемене мест. По воспоминаниям первой жены, Анны Константиновны, «Арсеньев был домашнего склада человек: любил сидеть дома и работать или читать; гостей терпел, так надо было... Офицерскую среду не выносил: вино, сплетни, адюльтеры, «кто следующая», чинопочитание, базарные сплетни».

Не так много было тех, кто хотел служить вдали от цивилизации, в глуши. Арсеньева же потянуло на край империи, о котором он уже был основательно наслышан. Рапортовал начальству: «Желая продолжать службу Его Императорского Величества в одном из отдаленных округов, прошу ходатайства... о переводе меня в одну из пехотных частей Квантунской области или Приамурского военного округа».

В мае 1900-го 27-летний поручик получил перевод на дальневосточную окраину России, в 1-й Владивостокский крепостной пехотный полк. Занимался исследованиями острова Русский, полуострова Муравьева-Амурского, таежных мест. Поначалу поездки предпринимались на личные средства. Офицер действовал на свой страх и риск, часто в одиночку, иногда с несколькими энтузиастами.

Вскоре Арсеньев стал начальником крепостной конно-охотничьей команды и в качестве военного топографа приступил к научным изысканиям. Все маршруты наносились на карту края, которая тогда зияла белыми пятнами. Его экспедиции служили не только науке, но и военному делу. Исследователи намечали пути возможного движения русских войск — на случай начала боевых действий, определяли рубежи обороны и маршруты наступления. Так, во время Русско-японской войны он занимался разведкой местности от реки Суйфун (ныне Раздольная) до Майхэ (сейчас Артемовка).

Выполнял и другие секретные миссии, в частности, в 1912-м по поручению только что возглавившего Приамурский край генерал-губернатора Николая Гондатти руководил экспедицией по борьбе с хунхузами, организованными бандами китайцев, донимавшими беспрестанными грабежами местное население.

Тщательно подготовленная операция российского спецназа завершилась успешно: Арсеньев, действуя решительно и жестко, уничтожил множество бандитских фанз. Как он писал в рапортах, эта часть края была освобождена от хунхузов и браконьеров, промышлявших пушниной, на 90 процентов.

Участвуя в военных операциях, не забывал и о научной работе, производил раскопки, чертил планы археологических памятников, делал заметки в дневнике.

За первые годы ХХ века описал практически весь юг нынешнего Приморья. Судя по многочисленным наградам — ордена Св. Анны, Св. Станислава и Св. Владимира — сведения, которые добыл Арсеньев, оказались чрезвычайно ценными.

Он был среднего роста, мускулист, метко стрелял — навскидку, не целясь, прекрасно управлялся с лошадью. В кармане носил золотые часы «Павел Буре», подаренные отцом. Таким Арсеньева запомнил сын, тоже Владимир, или, как его называли домашние, Воля. Тот рассказывал, как Владимир Клавдиевич приучал юношу к жизни в тайге. Однажды оставил в лесу одного, сказав, что скоро вернется. Вечером мальчишка понял, что отец не придет, но не испугался. Вспомнив советы, разжег костер, поставил маленькую палатку, переночевал, а утром сориентировался по солнцу и вернулся домой.

В 1908–1910 годах Арсеньев при поддержке Русского географического общества совершил экспедиции в северные районы Уссурийского края, от побережья Татарского пролива до Амура и низовья Уссури. Всего к 1930 году на счету неустанного исследователя было восемнадцать путешествий в малоизученные или совсем неизведанные районы Приморья, Приамурья, Камчатки, Охотского побережья. Не раз рисковал жизнью, был на волосок от гибели.

Дневники, которые он вел в своих одиссеях, позже стали основой книг «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «Сквозь тайгу». По словам Максима Горького, русскому путешественнику «удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера».



Особенно популярной стала повесть «Дерсу Узала», переведенная на тридцать языков мира и выдержавшая более ста изданий. Ее дважды экранизировали — в 1961-м и в 1975-м. Режиссером второй картины стал знаменитый Акиро Куросава, а в роли Арсеньева снялся Юрий Соломин.

Нелишне отметить, что Дерсу, таежный охотник-удэгеец, проводник, показан не таким, каким был в жизни. В фильме это маленький, сухой старик, на самом же деле «он был страшной физической силы, грудь была бочкой, руки медвежьи, ноги кривые».

Книги Арсеньева и сейчас читаются с огромным интересом. Но истории их автор ценен не только своими воспоминаниями. Не менее любопытно и его мировоззрение. Так, он предлагал разрушать «всякие политические и торговые китайские ассоциации» в Приморье, считал, что «рассчитывать на обрусение китайца не приходится». Советовал не сдавать уроженцам Поднебесной местные земли в аренду, устанавливать квоты на китайскую рабочую силу. И, наконец, предупреждал, что решение «китайского вопроса» зависит от того, насколько самостоятельна экономическая политика России.

При советской власти он занял должность профессора Владивостокского педагогического института на кафедре краеведения и этнографии, организовал экспедиции на Командорские острова и в Хабаровский край.

Сначала его как бывшего царского офицера обязали раз в месяц отмечаться в комендатуре ОГПУ во Владивостоке. Несколько раз допрашивали чекисты. Криминала в действиях Владимира Клавдиевича они не нашли.

Умер выдающийся путешественник, литератор и ученый в сентябре 1930-го от воспаления легких.

Судьба семьи Арсеньева сложилась трагически.После смерти Арсеньева во владивостокской газете «Красное знамя» от 16 июля 1931 года вышла уничижительная статья «В. К. Арсеньев как выразитель идеи великодержавного шовинизма», которая, вкупе с последующими «разоблачающими» статьями и критическими публикациями, серьёзно подорвала научный авторитет Арсеньева и положила начало посмертным гонениям.

Вдова путешественника Маргарита Николаевна Арсеньева была репрессирована. Её под давлением заставили признаться в клевете. 11 февраля 1935 года открылось заседание Военного трибунала Особой Краснознамённой Дальневосточной армии, М. Н. Арсеньеву спросили о секретном докладе: «Да, мой муж действительно писал доклад о Японской агрессии на ДВК, — подтвердила она, — и передал его бывшему председателю крайисполкома Крутову. Кажется, он посылал его и в Москву. После смерти Владимира Клавдиевича уполномоченный НКИД Гейсман просил, чтобы я поискала в архивах мужа, нет ли там черновика или каких-нибудь экземпляров этого доклада. Его надо было сдать, так как он секретный». По иронии судьбы покойного В. К. Арсеньева посчитали главой японской разведки в России. Его подозревали в сговоре с китайцами и японцами. Маргарита Арсеньева была расстреляна 21 августа 1938 года.

Дочь Наталья Владимировна неоднократно подвергалась репрессиям, её единственный ребёнок умер в младенческом возрасте.

Реабилитация Арсеньева началась только в первой половине 1960-ых гг.. Впервые литературные произведения Арсеньева были экранизированы советским режиссёром Агаси Бабаяном в 1961 году. Спустя 14 лет после Агаси Бабаяна всемирно известный японский режиссёр Акира Куросава снял по мотивам книг Арсеньева свою версию одноимённого фильма (1975 г.), главные роли в котором исполнили Юрий Соломин (Арсеньев) и Максим Мунзук (Дерсу Узала).

"Дерсу" стал асимметричным русско-японским ответом на китайски-американский альянс, созданный в 1972 году. Территориальные притязания Китая на русский Дальний Восток, после столкновений на острове Даманском, были одной из центральных тем русского сознания в 1970-е годы, отразившись в "Зеркале" Андрея Тарковского и в "Письме вождям" Александра Солженицына.

"Сценарий был создан по книгам офицера царской России Серниева. Ренегатская клика советских ревизионистов думала реализовать свой план, а на самом деле результат получился совсем другим. В сценарии не только описан ряд действий царя по оккупации китайской территории, но и обнаружилась претензия нового царя к нашей территории в настоящее время" - ярился китайский пропагандистский сборник.

В фильме четко показана тема китайской угрозы - хунхузы, тема защиты границы, защиты края как своей русской земли. Поскольку в СССР снимать русские фильмы про русских было непросто, то "Дерсу" получился одним из главных фильмов про русских в мировом кинематографе.

Прошедшая через весь фильм форма офицера и солдат русской императорской армии не как символа "белогвардейщины" (хотя роль Соломина в царском мундире в "Адъютанте его превосходительства" несомненно сыграла свою роль в приглашении его на роль Арсеньева), а как символа "наших" была чрезвычайно редкой для советского кино того времени. Ради этой символизирующей суверенитет России детали пожертвовали историчностью - разумеется Арсеньев не ходил по уссурийской тайге при полном параде, одеваясь максимально практично.

И уж совсем прорывным для снятого в СССР фильма стало сохранение упоминаний в арсеньевских диалогах Бога. Так Куросава, благодаря своему статусу иностранца и друга СССР, смог приоткрыть для русских немного России.

Он отражает имперскую идею, напор русской народной колонизации, центральную для Арсеньева мысль, что русский мир - это закон, порядок, познание и понимание, а Уссурийский край, переданный русскому народу от удэгейцев и нанайцев, становится частью этого русского мира.

Фильм получил совершенно заслуженный Оскар в 1975 году. Это, несомненно, достижение великого Куросавы, получившего второй свой Оскар после "Расёмон". Но это несомненное достижение и русской культуры - книги Арсеньева, дальневосточной русской природы, замечательных актеров Максима Мунзука и Юрия Соломина.

И конечно... ставшей лейтмотивом фильма песни "Ты орел мой сизокрылый" от которой на глаза выступают слезы.

http://portal-kultura.ru/svoy/articles/sluzhu-rossii/166295-domosed-na-krayu-imperii/

https://zen.yandex.ru/media/holmogorow/-dersu-uzala-enciklopediia-kino-5b0dde29bcf1bc58dbd1162a



Tags: Дальний Восток, Российская Империя, русские путешественники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments